Интервью с Кристианом Тиссье (продолжение)

Кристиан Тиссье

          Сенсей

Кристиан Тиссье

Guillaume Erard. Всем хорошо известно, что вы были сильно связаны с Сейго Ямагучи сенсеем. Тем не менее, вы развили стиль, который очень сильно отличается от его собственного, по крайней мере, внешне.

Кристиан Тиссье. Это правда, наибольшее влияние на мою технику оказали два мастера айкидо. Второй Дошу (Киссёмару Уэсиба) был важным примером для меня, особенно, что касается базовых техник. Также, я многим обязан Ямагучи сенсею, технически, разумеется, однако также и многим другим вещам, таким как: свобода, строгость, эффективность техник. Наши взаимоотношения чем–то напоминали отношения отца и сына до такой степени, что к концу жизни он даже хотел купить дом на южном побережье Франции, чтобы жить неподалеку от меня.

Отвечая на ваш вопрос, я не знаю, делаю ли я техники так же как он или нет, это не является моей основной задачей. Фактически, он не хотел, чтобы мы были рабами его техник, и, возможно, он не был бы счастлив, если бы я стал его клоном. В большинстве своём я объединил те принципы, которые он передал мне.

Guillaume Erard. Иногда мы слышим о том, что айкидо до и после войны очень различается. Поскольку вы были одной из ключевых фигур в развитии айкидо как во Франции, так и за рубежом, не могли бы сказать нам, как по вашему мнению, что именно изменилось в айкидо?

Сейго Ямагучи
Сенсей Сейго Ямагучи

 Кристиан Тиссье. Я нахожу этот вопрос достаточно забавным, потому что когда я вернулся из Японии, то многие говорили, что мои техники стали отличаться от техник айкидо. Суть же ситуации состояла в том, что я только что вернулся после семи лет, проведённых в додзё Айкикай. С моей точки зрения, это те люди, которые остались во Франции, делали что–то отличное от айкидо. Я же всего лишь повторял то, чему научился в Хомбу додзё. Я не изобретал новых техник. Более того, я был признан своими учителями в возрасте 24 лет, я был близким учеником Дошу и был очень сильно связан с Ямагучи сенсеем, поэтому я действительно не думаю, что я был ключевой фигурой изменения айкидо в Европе. Очень важно делать различия между тем, что каждый думает об айкидо и тем, что действительно практикуется в додзё Айкикай.

Когда я приехал в Японию, у меня был второй дан, который мне вручил Муцуро Наказоно сенсей, и я также принимал участие в полном летнем курсе Нобуёси Тамура сенсея, поэтому я полагал, что у меня достаточно приличный уровень. Оказавшись в Хомбу додзё и увидев Дошу Киссемару Уэсибу, я был действительно поражен тем, что он делал. Это весьма сильно отличалась от того, к чему я привык, и многие факты, казавшиеся мне незыблимыми, должны были быть теперь пересмотрены и исправлены. Мне хотелось бы отметить, что поначалу мне не понравилось то, что я увидел, когда встретил Дошу, я думал, что он был очень медленный. Разумеется, я был неправ; я знал только то, к чему привык. Это несоответствие между тем, что мы думаем что знаем и тем, что знаем в действительности и есть тот фактор, который заставляет нас думать и прогрессировать.

Однако существует и такой вид развития, как развитие учителя по ходу его жизни. Я помню Миямото сенсея в те времена, когда он жил в Японии. Он тренировался для того, чтобы поломать партнера. Никто, за исключением группы лиц, куда входил и я, не хотел заниматься с ним. В наши дни, он очаровательный человек, который заботится о своих уке на татами, однако, разумеется, ему сейчас 60. Он изменился, также как все остальные. Я хочу сказать, что когда нам 20 лет, мы должны вести себя на татами как двадцатилетние, но мы должны также признавать, что у нас, разумеется, постепенно меняется телосложение, возраст и стиль исполнения техник.

В заключении мне хотелось бы сказать, что айкидо, как и любая другая дисциплина, развивается. Если мы сравним тех занимающихся, которых стояли у истоков айкидо с нынешними, то обнаружим значительные различия. Это легко объяснить тем, что многие айкидоки прежних лет пришли из дзюдо. Сегодня занимающиеся айкидо двигаются более свободно, более непредсказуемо, быстрее, конечно, техники сейчас совсем не такие как были раньше. Я постараюсь объснить вам, что хочу сказать. Когда я был ребенком, то даже посредственный каратист, выполнявший маваши гири в голову своего противника, вызывал у нас чувство восхищения. Нынешние дети так много времени уделяют видео играм и кинофильмам, что они часто видят, как парень, прежде чем ударить кого–то, выполняет шесть поворотов вокруг себя. Поэтому нынешнюю молодежь тяжело чем–то удивить, они живут в воображаемом мире боевых искусств и не готовы больше воспринимать реальность такой, какая она есть. Воображение меняется точно так же как и концепции техник, как и их применение. Это нормально, и айкидо тоже меняется вслед за этими процессами.

Мы не можем сказать, что айкидо — это нечто неизменное; оно меняется непрерывно, и нам следует поблагодарить богов за это, в противном случае, если бы ученики не становились лучше своих 50–ти летних учителей, то никакого айкидо уже не было бы! Что не должно меняться, так это принципы.

Обучающее пособие
Мастер пишет обучающие
книги по айкидо

 Ivan Bel. Насчет фантазий, в которых пребывают нынешние дети, играющие в видео игры, не чувствуете ли вы, что в подходах и ценностях между нами и новым поколением существует целая пропасть?

Кристиан Тиссье. Откровенно говоря, я не знаю. Возможно, так оно и есть, но я думаю, что те молодые люди, которые приходят в айкидо, понимают отличия. Начав заниматься, они принимают большое количество правил, которые вовсе не обязательно соблюдали бы дома, или где–либо еще. Затем, они соблюдают правила этикета додзё, жизни сообщества и регулярно посещают тренировки. Возможно, мы кажемся им кем–то вроде динозавров, однако, гораздо более важно, как мы себя ведем и какой пример им показываем. Если мы, как учителя, способны заметить талантливого или целеустремленного ребенка, то они также могут делать вывод о том, заслуживаете ли вы быть примером для подражания, обладаете ли естественным авторитетом или вы всего лишь старпёр. По моему мнению, ключ к успеху — это умение доводить идеи до молодых людей, при этом не пытаться действовать самому как молодому.

Мы должны быть честными и откровенными, это все. С практической точки зрения это означает, что ошибочно полагать, будто дети не способны прилагать максимальные усилия или быть готовыми на жертвы. Ребенок, который серьезно занимается тектоником или брэйк дансем прилагает столько же усилий, как и тот, кто практикует айкидо. И то, и другое достаточно трудоемко.

Ivan Bel. А сейчас давайте немного поговорим о политике. Вы только что присвоили очень редкий среди неяпонцев титул Сихана своему другу Дэни Леклеру (7ndash;й дан из Бельгии). Вы были одним из первых неяпонцев, который получил это звание, навевает ли это событие вам какие–нибудь воспоминания?

Показательные выступления Тиссье
Тиссье часто проводит
показательные выступления

 Кристиан Тиссье. Ну, в отношении меня все было совсем не так просто. Когда у меня был 6–й дан, ничего еще не было формализовано. Я иногда получал письма, либо из Айкикая, либо от сенсея Эндо, где они обращались ко мне «Тиссье сихан», однако, это было не совсем верно, поскольку этот титул не давался в то время официально. В конце концов возникла дискуссия, стартовавшая из статьи, опубликованной в журнале «Айкидо сегодня» (Американский журнал, издававшийся Сюзанной Пэри между 1983 и 2005 годом, и прекратившим свое существование после 100 выпусков), где Мицуге Саотоме сенсей и другие сиханы высказали свое мнение по этому вопросу. С этого момента Айкикай решил прояснить этот вопрос и начал присваивать это звание официально.

Титул сихана даётся либо стране, либо конкретной личности. Сегодня, мы наградили им Бельгию в лице Дэни Леклера, в качестве своего рода благодарности за все то, что он сделал для айкидо, однако, также для того, чтобы убедиться, что теперь все знают, что он именно тот, кто отвечает за распространение айкидо в этой стране. Это не означает тем не менее, что он сможет оценивать людей во всем мире. Другие тоже могут делать это, как бы то ни было, каждый случай индивидуален. Это все еще нечто вроде сложного бизнеса.

Guillaume Erard. Насколько мне известно, только 15 неяпонцев получили официально звание Сихана, что очень мало. Как вы считаете, японцы придерживаются политики протекционизма?

Кристиан Тиссье. Их действительно не много. Разумеется, японцы придерживаются протекционизма, в первую очередь это касается самого Айкикая. Каждый знает, что существует промежуток времени между присвоениями очередных данов. Это правило относится ко всему миру за исключением японских учи деши Хомбу додзё. Как только эти парни начинают путешествовать за рубеж, их начинают быстро продвигать. В любом случае, это часть игры, и мы знаем кто есть кто, поэтому не стоит удивляться этой системе. Каждый знает, чего стоит другой. Они также отдают себе отчет чего можно ожидать от неяпонских мастеров.

Ivan Bel. С ростом наших знаний и умений настанет ли такой момент, когда мы больше не будем нуждаться в Японии?

Кристиан Тиссье. Да, сейчас мы можем обойтись без Японии точно так же, как и Япония может обойтись без нас. Однако, я думаю, что очень важно не недооценивать то взаимодействие, которое существует между нами. Например, Японии трудно было бы добиться распространения айкидо без помощи, тех же национальных федераций и организаций, которые предоставляют такую возможность за пределами японских границ. Также необходимо осознавать, что сенсей в Японии известен только внутри своего собственного додзё и среди своих учеников. Не стоит думать, что эти парни проводят семинары с тремя сотнями участников далеко за пределами своего додзё. Они должны приехать в Европу, чтобы увидеть такое. Для молодого инструктора в его 50 лет, визит в Европу — это огромная возможность для того, чтобы заявить о себе. Если рассматривать технический уровень, то мы в Европе или в США столь же компетенты в обучении айкидо, однако, я думаю, что всегда интересно обернуться к истокам, поскольку методы обучения у нас очень отличаются.

Чего японцам не хватает, так это системного взгляда на айкидо. Слава Богу, это касается далеко не всех, но в целом, педагогика — это не самая сильная их сторона. Если вы спросите у них почему техника выполняется так–то или так–то, то вам просто ответят «потому что так надо». Это пример наиболее распространенного ответа, который вы получите в Японии. В результате, сенсей с 8–м даном из Японии вполне может не пройти «Brevet d'Etat» (французская инструкторская сертификация) во Франции. Я часто обсуждал этот вопрос с Сейсиро Эндо сенсеем. Даже не смотря на то, что он мой старший товарищ, он иногда спрашивает меня, может ли та или иная техника выполняться от атаки сзади. Наша прагматичность и логика, наша склонность к анализу позволяет нам очень быстро вникать в суть техник и классифицировать их. При всем уважении к японцам, мы многое им даем.

С другой стороны, у нас совсем другая культура и мы по–другому привыкли решать проблемы. Японцы часто позволяют вам самим задавать себе вопросы по поводу тонких ощущений и это отличный способ самосовершенствования. Японцы заставят вас постостоянно сомневаться, потому как будут вынуждать вас постоянно пересматривать свои взгляды.

Подводя итог, скажу, что мы можем обойтись без Японии, но все от этого многое потеряют.

Выполнение техники
Мастер исполняет техники айкидо
на потрясающей скорости

 Guillaume Erard. Давайте поговорим о ФАФ (Федерации айкидо Франции). Люди не понимают, какой пост вы занимаете в этой организации. Некоторые называют вас ее руководителем. Какую роль вы в действительности в ней играете?

Кристиан Тиссье. Чтобы было абсолютно ясно, я основал ФАФ. Я даже выбрал для нее название. Без меня, ее не существовало бы. Надо подчеркнуть, что я не собирался в действительности ее организовывать и нельзя сказать, что очень этим горжусь. Это произошло по случайному стечению обстоятельств. В то время айкидо входило в состав федерации дзюдо Франции (ФДФ). Однажды мы встретились с сенсеем Тамурой у меня дома, и во время еды он спросил меня: «Если мы выйдем из состава ФДФ, ты последуешь за мной?». Поначалу, я был всячески за это, однако, вскоре я осознал, что это фактически был политический маневр с весьма спорными основаниями. В конце концов я не поддержал эту затею, но не потому, что она была направлена против кого–то. Меня встревожил тот способ, с помощью которого она должна была осуществиться. Я думаю, что отделение от ФДФ было ошибкой. У нас было много преимуществ от членства в федерации, в части касающейся распространения айкидо, но мы в итоге всё равно получили свою независимость, как карате и ФКФ (Федерация каратэ Франции), или позже таеквондо и ФТФ (Федерация таеквондо Франции). Нам следовало бы спокойно развиваться до тех пор, пока мы не получили бы независимость естественным образом.

После отделения, я постарался оставаться более или менее в стороне. Молодые инструктора, окружавшие меня, такие как Филипп Готтард, имели уровень только 2–го или 3–го дана. В реальности у нас получилась очень детская федерация (смеясь). Это было в 1982 году, и хотя я технически был получше их, мне был всего лишь 31 год. С нами осталось несколько человек, которым не очень понравился способ, которым мы отделились, были и просто последовавшие за мной, такие как Пол Миллер или Луис Клире. Затем, мы обратились к Жаку Абелю и сформировали федерацию. Пьер Гишар, который был национальным техническим директором дзюдо и наследником Куртина, пришел ко мне и спросил, хочу ли я стать национальным техническим директором айкидо. Это было действительно значительное предложение, это было нечто вроде министерского назначения. Из уважения к тем людям, которые остались со мной, я решил не принимать его, возможно я ошибся. Я глава федерации только потому, что почти все региональные руководители, за исключением семерых или восьмерых человек, выходцы из моего додзё. Поэтому я являюсь фактическим лидером федерации. Я никогда не хотел, чтобы мне присвоили этот статус официально. Некоторые люди упрекают меня за это, поскольку в результате внутри федерации отсутствует четкая иерархия. Однако, это способ ее существования, и возможно, однажды он изменится. Эта ситуация меня нисколько не тревожит. Моя реальная роль заключена в том, чтобы представлять федерацию на международной арене. Однако, я не имею в ней официального титула. Ах да, извините, один имею, я — член технической коллегии, однако, я никогда её не покину (смеясь). Возможно, я выгляжу как своего рода изгой, с которым не так просто иметь дело.

{youtube}pGxZWcQoyE{/youtube}

Кристиан Тиссье работает с оружием

Ivan Bel. Слышать от вас такое действительно необычно!

Кристиан Тиссье. Но это правда! Если я действительно захочу получить власть, это будет очень просто сделать. Я просто пойду в дирекцию ФАФ и попрошу сделать меня ее боссом, или что–то в этом роде. Разумеется, это создаст большие проблемы.

Guillaume Erard. Давайте завершим нашу беседу традиционным вопросом; чтобы вы хотели сказать нашим читателям?

Кристиан Тиссье. Думаю, я скажу. Мы только что говорили о двух федерациях. На мой взгляд, это действительно печально, что во Франции существует две федерации, особенно учитывая тот факт, что дела у них идут не очень. Тем не менее, нам следует радоваться тому, что мы достаточно удачливы и у нас их только две! В некоторых странах их 7 или 8. Вскоре я отправлюсь в Израиль и надо сказать, что у них целых 27 различных групп, в которых состоят совсем немного занимающихся. Как вы видите, все могло бы быть намного хуже.

Я люблю, когда все кругом понятно. Я всегда очень уважал Тамура сенсея и думаю он знает это. Он великий мастер, который полностью заслужил свою репутацию. В будущем, мне хотелось бы больше взаимодействовать с его школой. Даже если техники и концепции в оценке у нас различаются, мы должны помнить, что мы все занимаемся айкидо и разделяем единые принципы. Мы должны научиться жить вместе.

Guillaume Erard. Большое спасибо сенсей, желаю вам приятного перелета и надеюсь вскоре увидеть вас на татами.

Кристиан Тиссье. Было очень приятно побеседовать.

Информация с сайта:http://aikido2.ru/aikido/tissier2_interview.html

Интервью с Кристианом Тиссье

Сенсей Кристиан Тиссье
Сенсей Кристиан Тиссье

Кристиан Тиссье (1951 г.р.) — один из наиболее известных мастеров айкидо в Европе. Он начал заниматься в возрасте 11 лет под руководством Мицуро Наказоно сенсея, а в возрасте 18 лет отправился в Японию, чтобы продолжить своё обучение в Хомбу додзё айкидо айкикай. В течение почти восьми лет он занимался у таких знаменитых мастеров как Сейго Ямагучи, Кисабуро Осава, Киссёмару Уэсиба.

В 1998 году Кристиан Тиссье получил 7–й дан айкидо айкикай и в настоящее время является одним из немногочисленных сиханов айкикая среди неяпонцев.

Это интервью было взято с увлекательного сайта http://www.guillaumeerard.com и неспеша переведено редактором местного информбюро.

На протяжении длительного времени я пытался взять интервью у сихана Кристиана Тиссье (7–й дан Айкикай, главы Французской федерации Айкидо). В конце концов, благодаря его доброте и доброй воле, это стало возможным. Существует всего несколько интервью с его участием на английском языке, поэтому я думал, что подобное интервью будет отличным способом представить сенсея Тиссье англоговорящим айкидокам.

После чрезвычайно динамичной утренней тренировки мы отправились в один из замечательных ресторанчиков Брюсселя, чтобы приятно позавтракать вместе с Кристианом Тиссье и ещё несколькими нашими коллегами. Там в неформальной обстановке два сихана (этим утром Кристиан Тиссье как раз присвоил этот титул Дэни Леклеру от имени Дошу Моритеру Уэсибы) поделились многочисленными историями из своей многолетней практики айкидо.

Затем мы отправились на дневную тренировку, после которой мы с Иваном (мой коллега из журнала «Айкидока») вновь подкараулили сенсея в его раздевалке для того, чтобы, наконец, задать ему все те вопросы, которые мы так долго готовили. Пристально глядя на нас своими необычайно голубыми глазами, он на протяжении часа уделял всё своё внимание нашим вопросам (едва не опоздав в итоге к вылету самолёта). Он отвечал на вопросы очень конкретно и с обезоруживающей искренностью, которая сделала интервью ещё более приятным и интересным. Также мы рассмотрели особенности методики его обучения и принципы функционирования организаций в айкидо.

Мне хотелось бы сказать отдельные слова благодарности сихану Дэни Леклеру, Франсуа Варле и Паулю Ван Лердэ (да простят меня эти почтенные джентельмены за мой французский. Прим. переводчика) из франкоязычной ассоциации айкидо за их помощь и теплый прием в Бельгии.

Guillaume Erard. Вместо того, чтобы в очередной раз спрашивать вас о вашей молодости и годах жизни, проведённых в Японии, позвольте нам более подробного поговорить о вашей технике. Когда кто–нибудь видит как вы выполняететехники айкидо, его не может не потрясти амплитуда и изящество ваших движений. Является ли эстетика важной частью ваших тренировок?

Кристиан Тиссье. Нет, в айкидо мы стараемся достичь чистоты движений в условиях противодействия партнера\противника. Следовательно, для того, чтобы этот конфликт был разрешен, нам необходимо сохрянять в сознании стремление к точности и экономичности движений, таким образом движение будет более чистым. Если оно чистое, то оно естественное и поэтому оно красивое. Как вы можете видеть, эстетика сама по себе не является самоцелью. Айкидо — эта боевая дисциплина, однако, это также искусство, и как только мы используем своё тело с этой точки зрения, мы должны работать над чистотой движений. Эстетика — это финальный результат такой работы.

{youtube}-aOPtRwIcXg{/youtube}

Демонстрация техник айкидо

Кристианом Тиссье

Ivan Bel. Когда вы работаете, то кажется, что вы полностью расслаблены. Во время семинара вы фактически продемонстрировали, что если уке не даёт нам выполнить технику, мы можем сохранить это расслабленное состояние всего лишь изменив одну технику на другую.

Кристиан Тиссье. Это не совсем так. Моё понимание боевых искусств состоит в том, что если мы столкнулись с блоком, мы не должны говорить: «Я не могу сделать эту технику, поэтому, я должен делать что–то другое». В действительности, я стараюсь поступать наоборот, я пытаюсь отыскать подходящее решение с помощью изменения угла движения или положения тела, но не изменения техники. Это именно то, что я старался продемонстрировать вам сегодня во время семинара, особенно на котэ гаеси. Достаточно часто, выполняя эту технику, мы чувствуем, что не можем дальше продолжать движение по целому ряду причин. Как только мы теряем возможность двигаться дальше, мы не должны напрягаться, это всего лишь означает, что мы подошли к концу одного действия, однако, какое–то другое действие должно начинаться в результате нашей остановки, и мы должны стараться не разрывать контакт.

Отвечая на ваш вопрос о состоянии расслабленности, хочу отметить, что одна из задач будо — это победа над своим страхом. Желание стать сильнее, чем кто–либо другой не имеет значения. Мы должны стараться преодолеть наши собственные сомнения. Именно поэтому образовательная система, которую мы используем на наших занятиях айкидо, преследует цель исключить ситуации неприятия, отторжения и недопонимания. Чем больше мы будем подавлять эти страхи, тем легче нам будет приблизиться к тому, чтобы избавиться от других страхов, однако, это не означает, что мы станем непобедимыми. На мой взгляд мастерская, чистая техника позволит нам работать над собой и укажет простой путь к общению с помощью движений. Расслабленность происходит из этого.

Guillaume Erard. Насчёт общения... Вы делаете особый акцент на взаимоотношениях, которые должны существовать между сите и уке, когда оба должны стараться помогать друг другу улучшать свою технику. Однако, это часто расценивается как поддавки.

Кристиан Тиссье. Рассматривать эти взаимоотношения подобным образом весьма ошибочно. Не существует обучения без условностей. Если мы с вами решим поиграть в теннис, то я не стану приходить на игру с бейсбольной битой, в противном случае может оказаться, что играть нам будет весьма затруднительно. Как и в любой системе, мы определим некие правила. Мы носим белое кейкоги (доги) — это правило; мы занимаемся на татами — это тоже правило. Когда мы решим выполнить катате дори из статического положения — это опять определённое условие, поскольку никакого движения нет. Мы не толкаем, и не тянем. Мы позволяем партнеру выполнить технику. Мы создаем услвоия в начале обучения, и через них мы будем формировать нашу технику.

Разумеется, поначалу у вас не будет никаких ощущений. Например, мы будем говорить о том, что тенкан должен быть связан с центром, однако поначалу, мы будем видеть просто поворот и, возможно, обоих партнеров, смотрящих в одну и ту же сторону, однако никакого объединения, конечно же, не будет. Тем не менее, если вы работаете с уке, который технически вас превосходит, он будет создавать определенные ситуации, где вы сможете понять, чему пытаетесь научиться.

Что интересует меня больше всего, так это возможность тренироваться с людьми, чьи установки отличаются от моих собственных, и, тем не менее, выполнять на них техники не смотря ни на что! Именно поэтому я люблю заниматься с людьми, которых не знаю: высокими, большими, каратистами, дзюдоистами, и так далее. Я люблю работать со всеми, потому что это демонстрирует, что техники могут работать и без дополнительных условий — это и есть «применимость приёма». Однако прежде чем научиться этому, наш тренировочный процесс должен основываться на условиях.

Существуют, разумеется, системы обучения, которые полностью отличаются от моих. Некоторые из них очень строги и точны, однако, порой они настолько зажаты в рамках своих собственных правил, что никак не могут освободить сами себя из рамок этих ограничений. Это очень плохо...

Ирими наге
Кристиан Тиссье
демонстрирует ирими

 Ivan Bel. Мы часто говорили о том, что айкидо основывается на двух главных принципах: ирими и тенкан. Глядя на вас, создаётся впечатление, что вы больше акцентируетесь на последнем, сочетая его с амплитудными спиральными движениями. Это ваш осознанный выбор, или он просто продиктован особенностями вашего телосложения?

Кристиан Тиссье. Откровенно говоря, у меня есть ощущение, что я практикую айкидо, основанное скорее на ирими. Недопонимание возможно происходит из–за того, что у нас разные представления об ирими. Ирими — это не попытка атаковать партнера в лицо каждый раз, когда он двигается, или оказывается открытым. Для меня ирими — это нечто вроде попытки сблизиться с центром вращения. Ощущение ма–ай в нашей терминологии пришло из кен–дзюцу (Касима Син–рю) и такой тип работы очень прямолинеен. Опять же, это зависит от понимания каждым ирими и тенкан, однако, я действительно считаю, что физически и ментально моё айкидо в основном основывается на ирими, а не на тенкане.

Что касается спиральных движений, то это тоже движение ирими. Спираль имеет центр, поэтому каждый раз, когда мы будем находить идеальную точку, вокруг которой можно повернуться, мы будем приобретать необходимую скорость и будем приближаться к центру. В конце концов, мы направим нашу силу в партнера. И в этот конкретный момент это будет идеальное ирими.

Guillaume Erard. Вы часто говорите, что айкидо — это образовательная система, которая основывается на определённой боевой подготовке. Как по–вашему, что люди пытаются развить, занимаясь подобной работой?

Кристиан Тиссье. Ну, это очень сильно зависит от конкретно человека, однако, если мы говорим об айкидо как системе обучения, то мы ни в коем случае не должны забывать про боевой аспект. Этот боевой аспект был определён изначально. Мы могли бы заниматься рисованием, скульптурой, дзен или многими другими вещами. Иногда людей в боевых искусствах привлекает вкус к схватке и противоборству. В боевых дисциплинах существует характерная система ограничений и одобрений. Наша система обучения, чья цель — помочь нам самореализоваться, основывается на этом контексте. Каждая ошибка должна предупреждаться либо учителем, либо невозможностью выполнить технику, однако, поскольку мы на татами, мы получаем ещё один шанс начать всё сначала. Мы должны воспользоваться преимуществами этого нового шанса, не повторять прежних ошибок, а попробовать ещё раз выполнить движение, но уже правильно.

Я не согласен с людьми, которые утверждают, что прогрессировать — означает делать что–то просто лучше. Для меня прогресс означает постоянное снижение количества ошибок, совершенствование движений и умение не открываться для возможной атаки. Сущность будо — это отсутствие открытых для атаки мест, «waki ga nai», что означает «никогда не оказываться открытым», это касается как наших движений, так и наших слов. В одной из своих книг, я приводил цитату из одной школы этикета, известной также как Огасавара. На главных воротах этой школы было написано: «Когда вы правильно сидите, находясь в идеальной позиции, даже злейший враг не сможет причинить вам вреда».

Именно благодаря своему поведению, мы можем не допускать ситуаций, когда мы оказывались бы открытыми. Обучение боевым искусствам предполагает то, что я называю «константами пути», к которым можно отнести: положение тела, контроль дистанции и видение окружающей обстановки. Эти три константы работают вместе. Совсем не сложно внедрить их в практику. Теперь мы можем уже сказать, что это боевое искусство, однако, ничего не изменится, поскольку мы до сих пор не в движении. Для того, чтобы начать двигаться, мы должны призвать другой естественный принцип — технику. Почему это естественный принцип? Люди всегда пытались воспользоваться определённой техникой для того, чтобы выполнить задачу более легко и эффективно. Техникам свойственно не пренебрегать другими принципами. Поэтому всё это дополняет само себя. Хорошо выполненный приём позволяет экономить движение и силу. Стремление к экономичности также естественно. Это именно то, чего мы должны пытаться достичь.

В завершение темы, вы можете добавить такие принципы как общение и достижение чистоты, а также какие–нибудь другие. Я действительно считаю, что существуют принципы айкидо, которые до сих пор не были открыты, но которые, тем не менее, являются естественными и которые мы должны добавить в нашу систему обучения для того, чтобы обогатить её.

Ivan Bel. Насчет естественных принципов. Мы часто слышим про «Ки», потоке энергии. Вы, тем не менее, не говорите об этом много.

Кристиан Тиссье. Да, я предпочитаю не говорить об этом. Причина этого состоит в том, что это понятие очень сбивает с толку. Я повидал довольно много в айкидо и встречал достаточно много сенсеев, и я должен сказать, что те, кто больше всех говорят о Ки, зачастую имеют самую слабую технику.

Разумеется, это не касается всех подряд, однако, Ки — это нечто нематериальное. Ки внутри нас. Ки присутствует всюду, независимо от того, знаем мы как его использовать или нет. Основной вопрос с Ки — это его поток. В терминах айкидо есть такое понятие «Кокю», которое является движущей силой Ки. Кокю переводится как дыхание, однако, в действительности более точно было бы сказать, что это сила дыхания.

Иккадзё в исполнении Тиссье
Кристиан Тиссье
легко обходится без Ки

 На практике это означает, что когда вы занимаетесь с напряженными и задранными чуть ли не до ушей плечами, никакого потока Ки у вас не будет. Любой, кто занимается акупунктурой подтвердит вам это. Следовательно, до тех пор, пока ваша техника не станет совершенной, никакого естественного потока Ки у вас не будет. Мне кажется, что те люди, у которых Ки действительно есть его не чувствуют, потому что у них всё получается само собой, естественным образом.

Разумеется, мы можем разработать упражнения, наподобие тех, что были предложены Qigong для того, чтобы специально развивать силу дыхания. Мы также могли бы специально разрабатывать гибкость или что–то другое, но что получится в итоге? Я считаю, что айкидо — это цельная система и она достаточно неплоха. Поэтому бесполезно акцентироваться на каком–то отдельном аспекте боевого искусства, особенно в ущерб всему остальному. Если нам понадобится специально поработать над гибкостью, то мы сможем обратиться к специалисту. То же самое касается и силы дыхания. Однако, мы не должны мешать всё в кучу.

Возвращаясь назад к Ки, я предпочитаю не говорить о нём много, поскольку, я думаю, что разговоры на эту тему чаще всего приводят людей в заблуждение.

Ivan Bel. Поэтому ваш выбор — полностью сконцентрироваться на отработке техник?

Кристиан Тиссье. Совершенно верно, потому что техники раскрепощают тело! Как только вы расслабите своё тело и избавитесь от всех страхов и сомнений, движения станут текучими и плавными, и это позволит вам приобрести Кокю. Если вы обратите внимание на это кокю, то Ки у вас появится естественным образом.

Продолжение интервью с Токимуне Такедой

Токимуне Такеда сенсей
Токимуне Такеда сенсей

 Токимуне Такеда — третий сын знаменитого мастера боевых искусств Сокаку Такеда. Токимуне сенсей после смерти своего отца возглавил Дайто–рю Айки–дзюцу и много сделал для систематизации техник этого боевого искусства, а также для популяризации его в Японии и за рубежом.

Во второй части интервью речь пойдёт о наиболее интересных воспоминания мастера, связанных с его отцом, его привычках и умениях. Помимо этих рассказов у наших современников нет источников информации о Сокаку Такеде. Этот выдающийся мастер практические не фотографировался, а видео роликов с его участием, кажется, не существует вовсе. Как бы то ни было, это интервью может представлять интерес как для начинающих айкидок, так и для их более опытных коллег.

Воспоминания о Сокаку Такеде

Стэнли Пранин. Я полагаю, что ваш отец рассказывал вам множество историй из своего детства.

Токимуне Такеда. Да, рассказывал. Однажды, во время войны Айзу, когда моему отцу было всего 9 лет, все взрослые бежали из дома в горы. Сокаку и его сестра остались на месте, поскольку взрослые верили, что дети будут в безопасности. Когда солдаты Императорской армии пришли в дом, один из них схватил утку, за которой Сокаку бережно ухаживал, и убил её. Увидя это, Сокаку воскликнул: «Солдаты императора воры». Капитан гвардии услышал Сокаку, подошёл к нему и попытался объяснить, что в Императорской армии не может быть воров, поскольку они все служат Императору.

Однако, Сокаку продолжал настаивать, что они всё–таки воры, и для того, чтобы утихомирить его капитану пришлось отдать ему немного денег. Как я понял, некоторые из местных, которые стали свидетелями этой сцены, затем пришли в дом Такеды, предварительно надев маски, собираясь испугать Сокаку и отобрать те деньги, что он получил. В те дни, использовались особые лампы с бумажными абажурами, и поэтому ночью в домах было довольно–таки темно. Когда стемнело, местные надели свои маски и ворвались в дом к Сокаку. Однако, Сокаку впал в ярость и бросил большую миску с рисом из которой он ел, прямо в лицо одного из нападавших. Таким образом, он расколол ему маску...

У него действительно был отважный характер даже в возрасте девяти лет.

Я также слышал, что одно время Сокаку любил посреди ночи ходить за 7 миль от дома для того, чтобы посмотреть на артиллерийский огонь. Старые пушечные ядра очень отличались от современных снарядов. Они не взрывались, но были раскалены. Красные шары огня, которые были хорошо заметны в темноте.

Каждую ночь Сокаку брал с собой немного риса и устраивался поудобнее, чтобы посмотреть на сражение, поскольку ему было очень интересно наблюдать за артиллерией, обстреливающей замок.

Рука Такеды после долгих лет тренировок
Следы многолетних тренировок

Так как там было всё–таки поле битвы, то многие люди были с копьями и другим оружием. Таким образом, Сокаку привык наблюдать за тем, как люди убивают друг друга уже в детстве. Ему нравились поля сражений. Поскольку он был ребёнком, то не боялся того, что его могут убить, и бегал везде где только хотел. Однако, повсюду были стражники, которые очень часто ловили его, если он производил слишком много шума. Тем не менее, поскольку он был всего лишь ребёнком, то они, сделав ему внушение, отправляли его обратно домой. Он всегда возвращался обратно.

Он рассказывал мне много историй о себе. Он говорил о том, как ходил по округе, проверяя собственные умения и о том, как учился у выдающихся мастеров. Он даже рассказывал о привычках этих мастеров, точно также, как об особенностях их техники. Я думаю, что эти истории были очень ценными для меня.

Стэнли Пранин. Не могли бы вы рассказать нам что–нибудь об образовании Сокаку Такеды?

Токимуне Такеда. Он был не слишком академичен. На самом деле, Сокаку Такеда не умел даже писать! Когда ему надо было что–то написать, ему требовался кто–нибудь, кто сделал бы это за него.

Его отец Сокичи верил, что в будущем ребёнку обязательно надо будет знать грамоту, поэтому он открыл свой храм для общественности ещё в эпоху Эдо, основав при храме частную начальную школу. Он также обучал Сокаку. Однако, его сын был странным ребёнком, который всегда доставлял массу хлопот из–за своих внезапных исчезновений, или из–за того, что создавал слишком много проблем для других людей.

В конце–концов отец Сокаку исключил своего собственного сына из школы. Сокаку заявил тогда, что он никогда не станет писать сам, а будет просить кого–нибудь писать за него. Когда его отец Сокичи сердито возразил: «Кто же захочет писать за такого как ты?» Сокаку продолжал настаивать, что он вынудит других людей делать это за него. Именно так он и поступал в последствии. Более того, он убеждал даже судей и государственных обвинителей писать и расписываться за него.

Додзё Дайтокан
Дайтокан додзё

 Вы знаете, это довольно необычно для полицейских ставить свою распись где бы то ни было. Я работал в полиции и хорошо знаю эту особенность. Это действительно удивительно, что Сокаку удавалось убедить полицейских и выходцев из самурайских кланов поставить свою подпись и скрепить её своей печатью в регистрационных журналах. Даже в моё время полицейские никогда не афишировали своих имён, поскольку у них были бы большие неприятности, если бы кто–нибудь неправильно воспользовался такими документами. Однако даже в период Мейдзи, Сокаку требовал от студентов ставить свою подпись.

Стэнли Пранин. Сенсей, был ли ваш отец строг, обучая вас, когда вы были ребёнком?

Токимуне Такеда. Да. Сокаку был всегда строг со мной. Но ведь я был просто избалованным ребёнком (смеяясь). Мой отец часто говорил мне, что он беспокоится обо мне, поскольку я слишком мягкосердечен.

Я думаю, что именно я был тем, кто помогал ему больше всего. Однажды он сказал мне: «Хотя все прочие мои ученики уехали, ты всегда верно служишь мне. Поэтому ты вполне можешь превзойти меня». Некоторым людям никогда не удается превзойти своих родителей. В моем случае, я старался соглашаться с отцом, даже если он говорил мне повернуться налево или направо. Но также он говорил мне: «Поскольку ты доверчивый, это означает, что ты глупый. Ты должен выслушать меня внимательно. Я всегда смотрю на вещи, как они есть, не думая, что за ними кроется» (смеясь).

Стэнли Пранин. Встречались ли Сокаку Такеда сенсей и Дзигоро Кано сенсей?

Токимуне Такеда.Да, много раз. Мистер Кано и Сокаку Такеда были друзьями. Они часто пересекались в Токио. Мистер Кано создал дзюдо на основе школ Кито–рю и Тендзин Син ё–рю дзю–дзюцу. Он создал свою систему как метод физического воспитания. Сокаку Такеда также изучал традиционные боевые искусства.

Работа с оружием
Токимуне Такеда демонстрирует
работу с оружием

 Стэнли Пранин. Существует известная история о случайной встрече Сокаку Такеды и иностранца по имени Чарли Пари, который преподавал в Японии английский язык во время эпохи Мейдзи, на заре преподавательской карьеры Такеды. Я верю, что имя этого человека должно фигурировать в одной из регистрационных книг.

Токимуне Такеда. Совершенно верно. В то время Сокаку преподавал во второй общевойсковой дивизии, дислоцированной в Сендае. Мистер Пари пришёл преподавать английский в один из колледжей этого города. Иностранец, что приехал в Японию вместе с мистером Пари, также учился у Сокаку Такеды. Мой отец знал несколько слов на английском, например: «плечо». Он также мог сказать «удержание» вместо «осае». Да, его познания в английском были не слишком велики!

Стэнли Пранин. Сокаку Такеда курил и любил выпить?

Токимуне Такеда. Нет, он не мог пить или курить. Он почти ничего не ел и оставался очень худым.

Стэнли Пранин. Были ли у Сокаку Такеды братья и сестры?

Токимуне Такеда. У него был один старший брат, и один младший. Также у него была сестра.

Стэнли Пранин. Присваивал ли Сокаку Такеда сенсей какие–нибудь даны?

Токимуне Такеда. Нет, он не выдавал данов. Это начал делать я. Сокаку выдавал сертификаты.

Стэнли Пранин. Обучал ли он техникам связывания?

Токимуне Такеда. Да. Он обучал технике, когда вы скручиваете руки оппонента и связываете их верёвкой.

Сихо наге
Сихо наге в исполнении Такеды

Стэнли Пранин. Сенсей, вы любезно записал для нас сведения об инциденте в Фукусиме (где на Сокаку Такеда напало большое количество рабочих со стройки, и он чудом избежал смерти). Есть документы, сохранившиеся в префектуре Фукусима об этом инциденте?

Токимуне Такеда. Я ездил в Фукусиму, однако не смог найти никаких официальных документов. Когда инцидент произошёл, у Сокаку были многочисленные ранения по всему телу. Его ударили в спину киркой. Его спасли, когда он уже потерял сознание.

Стэнли Пранин. Должно быть существует много историй, связанных с тем временем, когда Сокаку Такеда преподавал в полиции?

Токимуне Такеда. Да, например, на одном из семинаров для полицейских, Сокаку сделал нечто очень необычное. Он указал на нескольких человек, среди множества других присутствующих полицейских, и попросил их уйти из зала.

Затем он продолжил обучать остальных. Когда занятия были закончены, руководитель группы спросил его, почему он потребовал, чтобы конкретно эти три или четыре офицера покинули тренировку. Сокаку посмотрел на него внимательно и ответил: «Неужели вы не знаете? Один из них беспробудный пьяница и доставляет вам множество проблем, разве не так? Как я могу учить такого человека как он? Другой из них слишком любит приударить за женщинами, разве я неправ? Поэтому я не стал обучать его. Наконец, третий из них крайне недисциплинирован и ингорирует ваши распоряжения. Вам приходится тратить много сил, имея с ним дело, не так ли? Я не могу учить таких людей как эти».

Сокаку столкнулся со всеми этими людьми впервые, поэтому полицейский командир был очень удивлён. Люди следовали за Сокаку во много потому, что он умел делать подобные вещи. Одно из наиболее важных умений для судьи — это умение судить о человеке, и Сокаку умел это делать в совершенстве.

Одна из техник Дайто-рю
Демонстрация техники Дайто–рю

Этому невозможно подражать. Я стал понимать важность умения распознавать характер человека, когда начал работать следователем. Мы читали характер человека по его лицу. Разумеется, мы также обращали внимание на его поведение, однако, умение читать лицо очень важно. Хотя я изучал книги на эту тему, освоить это искусство не просто.

Был также другой удивительный случай, связанный с полицией. Однажды, когда мой отец отправился в Осаку, он сказал мне: «Размещай людей в соответствии с их айки». Я не понял, что он хотел этим сказать и спросил кого–то в додзё. Тот мне ответил, что был крайне удивлён, когда однажды Сокаку определил социальный ранг людей, которые впервые пришли к нему в додзё и рассадил их на татами в соответствии с их общественным положением: он наиболее высокого к самому низкому. Человек решил, что такое мог сделать только кто–то крайне неординарный, и с тех пор стал обучаться у Сокаку крайне усердно.

Стэнли Пранин. Эти истории очаровательны и действительно проливают свет на характер Сокаку.

Токимуне Такеда. Также случилась другая история, которая произошла в гостинице Сендай. Женщина, которой было около сорока лет, стояла внизу, и я разговаривал с ней в присутствии других гостей.

Она утверждала, что является дочерью самурая и что весьма сведуща в работе с нагинатой и проведении чайной церемонии, а также в других подобных вещах. Мы были поражены и слушали её очень внимательно.

Внезапно, мой отец, который был этажом выше, сбежал вниз, производя много шума. Сокаку, который плохо слышал, услыхал нас со своего второго этажа и прибежал к нам. Это очень удивило меня. Как мог он нас слышать, когда был почти глух? Мы не разговаривали громко, а он был на другом этаже.

Он сел прямо между женщиной и мной, указал на неё пальцем и заявил: «Эта дама сумасшедшая! Ты не должен находиться в её обществе. Пошли со мной!» Затем он встал и пошёл обратно на второй этаж. Как я мог встать и последовать за ним? Мы спокойно разговаривали на серьёзные темы. Обычно, Сокаку передвигался бесшумно, однако, на этот раз от скатился вниз по лестнице с грохотом. Я был очень расстроен.

Ещё одна техника Дайто-рю
Элементы очередного броска

 Я извинился перед женщиной и попытался объяснить, что поскольку моему отцу уже почти 80 лет, то он часто совершает странные поступки. Тем не менее, дама и остальные гости было довольно сердиты и не хотели меня слушать. Я решил, что ситуация вышла из–под контроля и искренне извинился. Затем я пошёл вверх по лестнице.

В тот момент когда я только коснулся двери, я услышал, как отец громко спросил меня: «Ты не понимаешь, что не должен контактировать с этой умалишенной женщиной!» Он был очень зол и сказал, что может читать мысли нормальных людей, но поскольку у сумасшедших мысли становятся отрывочными, то он не может проникнуть в них. «Почему ты тратишь своё время, общаясь с такими дамами?» — спросил он меня.

Я не знал, что делать. Даже если бы я ему сказал, что дама абсолютно адекватна, он не стал бы слушать меня и назвал бы глупцом, продолжая настаивать, что дама не в себе.

Затем, спустя пару дней, владелец гостиницы сказал мне, что муж той женщины пришёл, чтобы забрать её. Я встретил его и рассказал ему об инциденте. Он молча посмотрел на меня, а затем спросил сколько лет моему отцу. Я ответил, что отцу уже восемьдесят лет. Мужчина спросил меня действительно ли отец назвал его жену сумасшедшей. Я подтвердил это и ещё раз извинился.

«Позвольте я расскажу вам одну историю», — ответил он, и начал свой рассказ. Он сказал, что его жена лишилась рассудка после тяжёлых родов. По этой причине он и разыскивал её, поскольку она исчезла из дома. Весной и осенью она часто уходила из дома и шла в гостиницу или в дом друга и оставалась там. Муж женщины обнаружил, что она сделала телефонный звонок именно из этой конкретной гостиницы и приехал за ней. Тот факт, что она сумасшедшая держался им в секрете от её родителей и детей. Об этом секрете знали только муж и непосредственно жена. Именно по этой причине он несколько раз спрашивал, действительно ли мой отец назвал её сумасшедшей. Он хотел знать, что мой отец сделал. Сокаку был способен разглядеть правду.

Вот ещё одна подобная история. Однажды мы стояли и разговаривали в Осаке с одним человеком по имени Ёсизо Хасегава. Он жил в двухэтажном доме и работал коммерческим агентом. В то время наёмных рабочих называли «бонсан» и именно так нам представили одного шестидесятилетного человека. Я разговаривал с этим парнем на разные темы. Затем внезапно Сокаку спустился со второго этаж как и в прошлый раз с шумом. Он посмотрел на человека.

Затем он сказал: «Этот человек — буддистский священник. Почему он здесь?» Хотя владелец дома объяснил, что этот человек просто работник, которого он недавно нанял, Сокаку без слов внимательно рассмотрел человека и сказал: «Ах, да. Я вижу по вашему лицу, что вы попали в беду из–за женщины. Должно быть вы потеряли из–за неё голову. Если бы не тот случай, то вы стали бы очень высокопоставленным буддистским священником. Вы были священник из хорошей семьи».

Свитки передачи в Дайто-рю
Свитки передачи Дайто–рю

 Бонсан не сказал ни слова. Сокаку поднялся вверх к себе после этой тирады. Он не стал требовать, чтобы я пошёл за ним на этот раз. Бонсан спросил меня: «Ваш отец — гадатель?» «Нет, он занимается боевыми искусствами. Он очень стар. Прошу простить его», — ответил я.

«За всю свою жизнь я ни разу не был так удивлён», — заявил мужчина. — Я должен был стать настоятелем одного храма, хотя я не хочу говорить какого, поскольку мне это неприятно. Однако, всё закончилось так, как было сказано, из–за женщины. Откуда он узнал?

Через два дня мужчина бросил эту работу и покинул дом, сказав, что он напуган. Сокаку следовало бы оставить свои наблюдения при себе, однако он рассказывал о них. Я никогда не мог повторить того, что делал Сокаку. В этом деле он был действительно великий мастер. Он понимал человека в тот момент, когда впервые видел его. Он мог разглядеть его прошлое, настоящее и даже будущее.

Стэнли Пранин. Создаётся впечатление, что способности Сокаку к восприятию людей были удивительно высоки!

Токимуне Такеда. Да. Я скажу вам другую вещь. Так как Сокаку Такеда был человеком из мира будо, то он был очень подозрительным. Он никогда не ел ничего, что предлагали бы ему ученики, за исключением его собственных. Он стал бы есть что–то, в том случае, если бы вы стали есть это первым, а затем предложили бы ему. Однако в противном случае он стал бы очень осторожным. Я полагаю, что подобного рода поведение должно быть ожидаемым от такого человека, каким он был. Он был чрезвычайно алертным в любой момент времени.

Его осторожность однажды доставила мне массу беспокойств. Как вы знаете, был такой знаменитый учитель меча по имени Сасабуро Такано. Мой отец, я и Сузо Сибуя однажды посетили этого сенсея. Племянница мистера Сибуя был замужем за Сигеёси Такано, приёмным сыном сенсея Такано, поэтому Сибуя отправился с нами.

Пожилой Токимуне Такеда
Пожилой Токимуне Такеда

Такано сенсей был довольно странным человеком. На самом видном месте входа в его дом висели копьё и нагината. В задней комнате у него была толстая тигриная шкура. Такано сенсей был очень вежливым человеком и разговаривал очень тихо, в то время как Сокаку Такеда разговаривал всегда очень громко так, как будто постоянно ругался. Куда бы он ни шёл, он везде разговаривал громко. Он говорил мне, что разговаривает так громко для того, чтобы другие люди лучше понимали его. Так как он был самураем, то сохранил привычку говорить чрезвычайно значительным голосом, так, как было традиционно принято у воинов, когда они представляли себя.

Как бы то ни было, мы сидели и разговаривали с сенсеем Такано, когда нам принесли сладости. Я съел свою порцию, но мой отец к ней даже не притронулся. Поэтому Такано сенсей завернул их и попробовал передать их моему отцу, который сидел прямо перед ним, однако, там его уже не было. В то время пока Такано сенсей заворачивал оставшиеся две конфеты, Сокаку исчез. Я был прямо рядом с ним, но он исчез словно по волшебству.

Так как я любил кен–дзюцу, то я наблюдал за каждым движением Такано сенсея, поскольку он был настоящим мастером меча. Это было как раз в тот момент, когда исчез Сокаку. Отец сидел сразу за мной, напротив Такано сенсея. Когда Такано сенсей спросил меня куда ушёл Сокаку, я ответил, что по всей видимости он ушёл в заднюю часть дома, чтобы поприветствовать его жену. Такано сенсей встал и пошёл в заднюю часть дома, чтобы найти его, но некоторое время не возвращался. Когда он вернулся обратно, на его лице застыло странное выражение. Он сказал: «Хорошо, я не могу найти его там или где угодно ещё. Где то место в мире куда отправился Такеда сенсей?  Так как мы не могли разыскивать его вечно, я решил уйти домой. Когда мы выходили из комнаты, Такано сенсей жестом предложил мне идти первым, поскольку я был сыном Сокаку. Мы вышли из комнаты и были на выходе из дома, когда увидели снаружи Сокаку. Такано сенсей воскликнул: «Он здесь! И в таком месте!»

Затем Сокаку открыл входную дверь и вошёл внутрь. Мгновение он находился внутри комнаты вместе с нами, однако в следующий миг опять стоял у входа. Мы поблагодарили Такано сенсея и покинули его дом. Как только мы ушли, отец накинулся на меня с критикой. Он сказал: «Как ты думаешь, кто такой Такано?» Фактически, насколько мне было известно, он был учителем в старшей школе. Квалификация учителя старшей школы в то время примерно соответствовала современному преподавателю колледжа. Также он был великолепным фехтовальщиком. Сокаку раскритиковал то, что я вышел из комнаты впереди Такано сенсея. Он сказал мне: «Чтобы бы ты сделал, если бы Такано схватил тебя сзади?»

Молодой Сокаку Такеда
Такеда старший

 Я не мог поверить, что такое возможно. Такано сенсей был школьным учителем, кроме того, он был мастером кен–дзюцу, а я был просто двадцатилетним молодым человеком. Однако, когда я сказал, что Такано сенсей не стал бы делать такие вещи, отец вновь набросился на меня. «Людей убивали, после того, как они утверждали, что такие вещи невозможны! Пусть тебе будет стыдно, что ты позволил Такано следовать позади себя. Для человека, занимающегося боевыми искусствами, естественно самому находится за спиной других. Идти перед кем–то — это тоже самое, что позволить себя убить. Не понимаешь этого? Тогда убирайся на Хоккайдо!»

Создаётся впечатление, что в старые дни ситуации, такие как он описал, действительно случались. Например, на прохожего из–за угла бросался человек, орудовавший копьём. Однако я жил в эпоху Сёва (1926–1989). Я никогда не думал о том, что такое может реально произойти. Быть человеком будо действительно очень сложно.

Одна из отцовских кузин однажды сказала мне, что существует секретная фамильная техника. Семья обладает секретной техникой «kabenuke» (прохождение сквозь стены). «Не забывай об этом,» — сказала она.

Хотя я не верил, что такого рода техники действительно существуют, однако, когда Сокаку внезапно исчезал как в этот раз, я задумывался. Мой отец никогда не говорил, куда он уходит. Такано сенсей был удивлён больше всех. Мой отец исчез из комнаты, где Такано сенсей обычно читал. Мы никогда не знали, как он выбрался наружу. Он не открывал двери комнаты. Это была дверь западного типа, и она была закрыта с самого начала. Мы не знаем, как он вышел из комнаты. 

Информация с сайта:http://aikido2.ru/aikido/tokimune-takeda-interview2.html

Интервью с сенсеем Токимуне Такедой

Токимуне Такеда сенсей
Токимуне Такеда в возрасте 65 лет

Данный текст является компиляцией наиболее интересных моментов целой серии интервью, которые были даны сенсеем Токимуне Такедой в период с 1985 по 1987 год в Абасири, на Хоккайдо и в Токио. Собеседником знаменитого мастера был широко известный в узких кругах журналист Стэнли Пранин. Целиком со всеми интервью можно ознакомиться на страницах увлекательного сайта daitoryuonline.com. Разумеется, для этого надо хотя бы немного ориентироваться в буржуинском наречии.

Биографическая справка

Токимуне Такеда родился в 1916 году на Хоккайдо. Он был третьим сыном знаменитого мастера боевых искусств Сокаку Такеды. Начиная с 1925 года начал изучать Айки–Дзюцу Дайто–Рю под руководством своего отца, при этом эанятия проходили в чрезвычайно интенсивных и экстремальных условиях. Во время Второй Мировой Войны в составе действующей армии участвовал в боевых действиях. После демобилизации в 1946 году окончил на Хоккайдо специальные курсы для полицейских и стал работать следователем. За время работы в полиции Токимуне Такеда получил несколько наград за выдающиеся заслуги в аресте преступников. После ухода из правоохранительных органов в декабре 1951 года он возглавил Yamada Suisan Company (промысловая компания Ямада). В 1954 году он основал собственное додзё Дайтокан в Абасири. Токимуне Такеда классифицировал существующие техники Айки–дзюцу Дайто–рю, включив в них элементы Оно–ха Итто–рю. После выхода на пенсию в 1976 году он целиком посвятил себя преподаванию, разъезжая по всей Японии и проводя семинары. В настоящее время в Японии существует около 60 аффилированных с Дайтоканом додзё.

В 1987 году Токимуне Такеда получил от администрации Абасири специальную награду за заслуги в культурном развитии и социальном образовании.


Стэнли Пранин. Сейчас, когда роль Дайто–рю в развитии айкидо очевидна, я думаю, многим айкидокам будет интересно поближе познакомиться с этим искусством. Я хотел бы начать нашу беседу с вопроса о вашем отце, Сокаку Такеде. Правильно было бы говорить о том, что это он создал Дайто–рю?

Токимуне Такеда. Нет, истоки Дайто–рю лежат в боевом искусстве, называемом «Тегои». История об этом хранится в Кодзики.

Однажды, богиня Аматерасу Омиками пошла к своему другу — богу Такеминаката–но–Микото для того, чтобы заставить его вернуть ей её же собственные территории. В это время он и бог Такемиказучи–но–Микото сражались в поединке. Этот поединок проходил по правилам «Тегои», которое может рассматриваться как предок современного сумо.

Эмблема Дайто-рю
Эмблема айки-дзюцу Дайто-рю

В давние времена, поединки сумо проходили во время фестивалей, проводимых при крупных храмах. Император Сейва создал два подразделения императорских телохранителей: Укон и Сакон, а также превратил сумо в официальное боевое искусство. Позже, во время эпохи Кумакура, сумо стало самым популярным единоборством.

Поэтому можно сказать, что Император Сейва является фактическим основателем Дайто–рю. Когда младший внук Императора Сейва, Синра Сабуро Ёсимицу поселился в Ошу, что в северо–восточной части Японии, он начал проводить вскрытия погибших врагов и таким образом изучал анатомию человека. Это было зарождение Дайто–рю. Местность, в которой он стал жить, называлась Дайто, а сам он стал именовать себя «Сабуро из Дайто». Так появилось название. Затем на протяжении веков Дайто–рю передавалось из поколения в поколение внутри семьи Такеда, а потому мы также являемся потомками Императора Сейва.

Запись этой истории хранится в храме Изы. Хотя эти документы не демонстрируются никому за исключением священников храма, мне было разрешено взглянуть на них, поскольку семья Такеды является ответвлением семьи священников. Когда я пришёл туда, чтобы посмотреть, что хотел сказать мне мой отец, то я нашёл там эти документы.

Стэнли Пранин. Практиковал ли ваш отец какие–нибудь другие боевые искусства помимо Дайто–рю

Токимуне Такеда. Сокаку изучал Оно–ха Итто–рю. Кен–дзюцу было очень популярным в те дни, а дзю–дзюцу считалось просто чем–то дополнительным. Другими словами, поскольку буси (самураи) всегда носили с собой мечи, то они никогда не планировали бросать кого–то голыми руками. Поэтому во времена реставрации Мейдзи искусства фехтования на мечах были гораздо более популярны, чем дзю–дзюцу. Дзю–дзюцу стало практиковаться несколько позже. Очикиучи, дворец боевых искусств, был, разумеется, исключением.

Технику работы с мечом Сокаку изучил в традиционном Оно–ха Итто–рю. Первая техника с коротким мечом в этом стиле точно такая же, как и первая техника в Дайто–рю, где вы сначала наносите колющий удар, затем рубите и разрезаете своего оппонента. Эта техника использовалась только во времена эпохи гражданских войн, однако, Сокаку обучал ей как одной из обязательных.

Сокаку Такеда
Демонстрация техник Сокаку Такедой

 Поскольку он занимался кен–дзюцу, то он мог с лёгкость вращать запястьями. Для того, чтобы зарезать своего противника, вы должны поместить лезвие своего меча под особым углом. Вы должны повернуть свой меч таким образом (демонстрирует). Вы встречаете меч противника мунэ (обратной поверхностью) своего меча, а затем разворачиваете меч и разрезаете нападающего. Знаете ли, это совсем не похоже на то, как вы привыкли работать с бокеном.

Так как настоящий меч имеет острое лезвие, то вы должны встречать атаку оппонента именно мунэ лезвия. Вы не должны сталкиваться режущими кромками мечей. Если вы сделаете это, работая настоящими мечами, то на лезвии останутся глубокие зазубрины. Однако, если для встречи вражеского меча вы подставляете мунэ, а затем смещаетесь и рубите противника острой частью лезвия, то никаких зазубрин никогда не возникает. Поэтому, до тех пор пока вы не научитесь легко вращать своими запястьями, вы не сможете выполнять техники айки. Эта подвижность лучезапястных суставов — сущность техник Дайто–рю.

Стэнли Пранин. Таким образом, ваше искусство базируется на движениях меча?

Токимуне Такеда. Искусство Сокаку Такеда базируется на работе с мечом. При изучении Дайто–рю освоение работы с мечом абсолютно необходимо. Сокаку всегда носил с собой короткий меч, завернутый в полотенце. Он никогда не показывал его кому–либо, однако, я слышал, что был человек, который лично видел, как он однажды выбрасывал вперёд нож. Это (метод использования ножа) было секретной техникой Синген Такеда (1521–1573, знаменитый предводитель и воин времён эпохи гражданских войн) которая передавалась внутри семьи Такеда. Когда враг приближается для того, чтобы атаковать вас своим мечом, вы используете этот нож таким образом (сенсей демонстрирует). Сейчас я отобрал вашу жизнь. Это техника, которая в Дайто–рю называется иппондори.

Стэнли Пранин. Тайминг очень важен, не так ли?

Токимуне Такеда. Совершенно верно. Когда ваш противник приближается, вы должны уметь молниеносно захватить его. Если вы попросите его немножко подождать, прежде чем нанести удар, то вы будете повержены. Вы должны уметь немедленно развернуться, чтобы увернуться от его атаки, а затем повернуться и законтролировать его. Вы не сможете сделать это до тех пор, пока не научитесь эффективно вращать своими руками. Сущность Дайто–рю заключается во вращении руками. Именно по этой причине Сокаку всегда практиковал с новичками исключительно кен–дзюцу.

Стэнли Пранин. В других старых школах боевых искусств нет такого количества техник сувари вадза (техники в положении сидя)

Токимуне Такеда. Действительно нет… Умение передвигаться на коленях — это базовый навык Дайто–рю. Техники ханми хантачи также основаны на умении перемещаться на коленях. Приёмы ханми хантачи применяются от внезапной атаки, совершаемой в то время, когда вы мирно сидите.

Токимуне Такеда в детстве
Токимуне Такеда в детстве

 Мы можем бросить нападающего в пяти направлениях: вперёд, назад, вправо, влево и прямо перед собой. Именно поэтому мы используем термин «го хо», который означает «пять направлений», и по этой причине эта техника называется гохонаге. Техники, в которых вы начинаете выполнение приёма сидя, а заканчиваете стоя, бывают только в Дайто–рю. В некоторых других старых боевых искусствах существуют методы контроля сидящего врага. Однако только в Дайто–рю вы можете бросить врага в пяти направлениях, одновременно вставая.

Как я упоминал раньше, в гохонаге вы бросаете врага в пяти направлениях: вперед, назад, вправо, влево и прямо перед собой, как бы вы не находились. Вы встаете и затем кидаете противника в ту точку, где вы только что сидели, то есть перед собой. Такие техники существуют только в Дайто–рю. Кроме того, мы имеем варианты исполнения гохонаге с помощью иккадзё, никкадзё, санкадзё…

Стэнли Пранин. Термин сихо наге, используемый в айкидо, пришёл из Дайто–рю?

Токимуне Такеда. Совершенно верно, тоже самое касается коте гаеси.

Стэнли Пранин. А что насчёт кокю наге?

Токимуне Такеда. Эту технику мы называем айкинаге.

Стэнли Пранин. А коси наге?

Токимуне Такеда. У нас она называется косигурума. (В специальном разделе сайта, посвящённом видео урокам айкидо ёсинкан, можно ознакомиться с примерами выполнения основных базовых техник айкидо. Прим. переводчика)

Стэнли Пранин. Не могли бы вы немного более подробно объяснить концепцию айки?

Токимуне Такеда. Айки — это умение тянуть, когда вас толкают, и толкать, когда вас тянут. Это идея неторопливости и скорости, умения гармонизировать ваши движения, с ки вашего противника. Противоположность айки — киай, это умение создать максимальное усилие, в то время как айки никогда не сопротивляется.

Айки используется в целях самообороны, когда противник нападает первым. Однако, мы относим этот термин ко всей самообороне целиком. Это не так, два этих понятия не должны смешиваться. Соответственно, в полиции слово айки не используется. Они говорят дзю–дзюцу. Они противостоят киай, используя атаки «sen sen» (термин означает, что вы понимаете, что противник собирается предпринять, а потому наносите удар на опережение. Прим. перводчика).

Атака — это киай. С другой стороны, айки — это «go no sen» (термин означает ситуацию, когда вы поняли, что противник собрался вас атаковать и даёте возможность сделать это, но потом контратакуете. Подробнее о словах и терминах, используемых в айкидо. Прим. переводчика). Полицейским разрешается атаковать первыми. Вот почему полицейские изучали Дайто–рю, хотя в наши дни смесь дзюдо, кендо, айкидо, и других единоборств, используемых в полиции, как правило, называют тайхо–дзюцу или техники задержания.

Токимуне Такеда в армии
Токимуне Такеда в армии

Воспоминания о Морихее Уэсибе

Стэнли Пранин. Когда сенсей Уэсиба впервые встретил сенсея Сокаку Такеда?

Токимуне Такеда. В 1915 году. Как я понимаю, они встретились в гостинице Хисада, что в городке Энгару. Я был ещё очень маленький. Насколько я помню, мистер Уэсибав возрасте 20 лет приехал на Хоккайдо для того, чтобы культивировать местные земли. Он взял с собой отпрысков нескольких семей, но только второго и третьего ребёнка, не старших сыновей, и они поселились на Хоккайдо.

Он был достаточно молод, поэтому я могу себе представить, насколько сложно ему приходилось. Затем, он изучал Дайто–рю под руководством моего отца с 1915 по 1919 год на протяжении примерно 5 лет, и когда мой отец начал путешествовать по округе, стал сопровождать его.

Так как Сокаку Такеда разъезжал по округе для того, чтобы тренировать полицейских, судей, и других подобных им людей, Мистер Уэсиба, по–видимому, решил, что его искусство является действительно выдающимся, и если он освоит его, то ему больше не придётся заниматься фермерством. Он был целиком предан искусству, а также весьма словоохотлив. Когда Сокаку обучал группу судей и прокуроров в Хакодате, получилось так, что мистер Уэсиба был его ассистентом и помогал давать объяснения. Ему было всего 30 лет. Он обучал судей в таком молодом возрасте. Достичь подобного в его возрасте было чрезвычайно трудно. Человек не мог работать в полиции, если не был выходцем из самурайской семьи. Они придерживались строгих традиций. Это было что–то невероятное — обучать судей в столь юном возрасте.

Стэнли Пранин. Какого рода отношения были между сенсеем Уэсибой и сенсеем Сокаку Такедой после их первоначальной встречи в гостинице?

Токимуне Такеда. Мы можем сказать это, сверившись с регистрационным журналом. Любые деньги, которые Сокаку получал, он заносил в специальный журнал. У меня все эти записи сохранились. Глядя на них, можно делать выводы (просмативает регистрационный журнал). Здесь сказано: «Морихей Уэсиба, 10 йен».

Он не хотел, чтобы позже люди стали говорить, будто платили ему 50 или даже 100 йен, поэтому он следил, чтобы все аккуратно записывались в журнал. Он был необычным мастером боевых искусств. Иногда говорят, будто он требовал несколько сотен йен за объяснение одной техники, что эквивалентно нескольким сотням долларов, однако, это неправда. Он брал всего 10 йен с одного человека за десятидневный семинар. С полицейских он брал по 5 йен, поскольку это был связано с их работой. В целом же, для обычных учеников стоимость занятий была 10 йен.

Как я уже упоминал, мистер Уэсиба изучал Дайто–рю у моего отца с 1915 по 1919 год, то есть около пяти лет. Он учился очень интенсивно и был настоящим энтузиастом. Он был любимым учеником Сокаку. Тем не менее, я подвергался критике отца намного более часто. После меня чаще всего критиковали Морихея Уэсибу. Так как я был сыном Сокаку, то не слишком волновался по поводу его нападок, однако, поскольку мистер Уэсиба не был членом семьи, я могу представить себе, как он волновался, слыша всё это в свой адрес.

По мере того, как Сокаку становился старше, он стал достаточно плохо слышать. А поскольку он плохо слышал, то стал разговаривать очень громко. Одна из причин, по которой я сопровождал его в поездках, это необходимость переводить то, что он пытался сказать. Хотя он и говорил очень громко, но поскольку его речь была с акцентом Айзу, его всё равно никто не мог понять (смеясь).

В качестве следователя
Токимуне Такеда в годы
работы в полиции

 Я начал сопровождать его когда мне было примерно 14 или 15 лет, и делал это до двадцатиления. Он говорил настолько громко, что вы могли услышать его даже с улицы. А поскольку его речь была очень необычной и громкой, то это удивляло окружающих. При этом он был очень короткий (смеясь). Он был не из тех, кто стал бы небрежно одеваться, как это делаем мы сейчас. Он всегда носил хакаму и был очень аккуратен. Он был представителем старого времени, а потому его взгляды очень отличались от наших.

Стэнли Пранин. Сокаку Такеда сенсей приехал в Аябе по приглашению Уэсибы сенсея?

Токимуне Такеда. На самом деле, в додзё Уэсибы было много людей, которые прошли подготовку в Военно–морских силах. Все эти моряки имели богатый опыт борьбы сумо и были очень сильны. Их называли «Oni Chujo» (чертовы вице–адмиралы). Так как Уэсиба испытывал затруднения при работе с подобными людьми, он попросил Сокаку Такеда сенсея приехать. Они были действительно огромны. Мистер Уэсиба, как вы знаете, был намного меньше меня. Я могу предположить, что он не мог контролировать их поскольку не использовал все тонкости техник. В конце концов это очень трудно пользоваться одним только айки...

Я наблюдал техники айкидо в Нихон Будокане (большая спортивная арена в Токио), однако мне показалость, что на этих показательных выступлениях техники выполнялись чрезмерно мягко. Они не будут работать в реальной боевой ситуации. Их партнёры падали преднамеренно. Это то же самое, как если бы они изучали одни только страховки. Даже если вы бросите своего оппонента, вы не научитесь работать правильно до тех пор, пока он будет падать для того, чтобы доставить вам удовольствие. С другой стороны, если ваш партнёр выполняет красивое падение, то ваши техники становятся очень зрелищными. На наших тренировках, мы не заставляем нашего партнёра падать просто так. Мы практикуем броски. Им нет никакой нужды падать самостоятельно.

Стэнли Пранин. В некоторых книгах, которые рассказывают об истории айкидо, говорится, что Уэсиба сенсей построил дом для Сокаку Такеда сенсея. Это правда?

Токимуне Такеда. Нет, он не строил домов для Сокаку. Тем не менее, правда, что Сокаку одно время проживал в доме Уэсибы. Существует история предшествующая этой истории. В 1916 году, произошёл один случай, который сделал Уэсибу многим обязанным Сокаку Такеде. В качестве благодарности, он предложил Сокаку Такеде пожить в его доме, который он оставлял на Хоккайдо, так как в противном случае он стоял бы пустым. Позже, отец сам построил себе другой дом и переехал в него. Это было, когда мне было семь лет.

Интервью с Кондо Кацуюки сенсеем

Интервью было записано Стэнли Праниным, и опубликовано на известном англоязычном портале «aikidojournal.com». Усилиями некоторых безвестных энтузиастов, эта, вне всякого сомнения интересная беседа была переведена на русский язык.

Краткая справка

Фотография Кондо Кацуюки
Кондо Кацуюки сенсей

 Кацуюки Кондо родился в 1945 году в Токио. Сначала мастер обучался дайто–рю под руководством Тсунедзиро Хосоно в додзё Синейкан, а также у Котаро Ёшида в Хитачи. С 1961 года он начал тренироваться у главы школы дайто–рю Токемуне Такеды, а с марта 1966 стал его прямым учеником. В ноябре 1974 года получил степень киодзю даири, а в мае 1988 года — соке даири и менкё кайден. В сентябре 1994 года на общенациональном совете инструкторов, он был назначен главным инструктором и руководителем дайто–рю айки–дзюцу.

Данный текст представляет собой первое из двух интервью Кацуюки Кондо, записанных в 1988 и 1992 годах. Обе беседы происходили еще до смерти главы дайто–рю Токемуне Такеда в 1993 году, поэтому по ходу разговора встречаются упоминания о состоянии его здоровья и размышления на тему будущего развития организации.

Интервью

Не могли бы вы рассказать об айки–дзюцу дайто–рю?

Кацуюки Кондо. Это будет довольно затруднительно рассказать всю историю развития айки–дзюцу целиком, поэтому я попробую сделать это вкратце. Около восьми сотен лет назад жил человек по имени Синра Сабуро Ёсимицу, который проживал в поместье, известном как «Дайто». Считается, что именно он стал основателем дайто–рю. Его искусство затем передавалось по линии семьи Минамото и их потомков — семьи Такеда из Каи (в настоящее время это префектура Яманаси). В семье Такеда айки–дзюцу передавалось по наследству как готен–дзюцу (боевое искусство, изучаемое только внутри клана). Кроме этой линии, во времена правления четвертого сёгуна клана Токугава, Иетсуна (1641–1680; сёгун 1651–1680), Масаюки Хошина из клана Айзу, четвертый сын Хидетада, приехал в замок Эдо, в качестве инструктора семьи сёгуна и завершил развитие этого единоборства, которое стало известным как «Осхикиучи». Дайто–рю семьи Такеда и осхикиучи Масаюки Хошина передавалась отдельно. Затем, в период Мейдзи, Сокаку Такеда сенсей усовершенствовал дайто–рю, объединив техники своего клана с традициями клана Айзу. Поэтому, Сокаку Такеда сенсей является отцом современного дайто–рю, и его нельзя не упомянуть, рассказывая об истории этого боевого искусства.

Как я понимаю, Сокаку Такеда в молодости не интересовался обучением и был неграмотен?

Кацуюки Кондо. Хотя говорят, что Такеда сенсей был полностью неграмотным, я могу сказать точно, что он умел читать. Кажется, когда он был ребенком, у него была причина говорить, что он никогда не станет писать. Я слышал, что когда проводились выборы, он специально учился писать имя того кандидата, за которого собирался потом голосовать.

Фотография Сокаку Такеда в молодости
Сокаку Такеда сенсей

 Сокаку Такеда сенсей в течение многих лет преподавал по всей Японии. Нельзя ли сказать, что для него это был способ тренироваться самому?

Кацуюки Кондо. Точно. Преподавание может быть одним из способов самообучения. Преподавание — это всегда обучение. Такеда сенсей обучал главным образом представителей касты самураев, являющихся сотрудниками полиции, офицерами вооруженных сил и судьями. Он посещал только таких людей, учить которых могло бы быть одновременно тренировкой для него самого, и, разумеется, бывали случаи, когда он оказывался в смертельно опасных ситуациях.

Сокаку Такеда сенсей путешествовал по всей Японии, от Хоккайдо на севере, до Окинавы на юге. Примечателен тот факт, что он обучал полицейских не какого–то одного конкретного департамента, а по всей стране. Я полагаю, что если бы его техники были театрализованными или неэффективными, он стал бы никому не нужен, потому как полицейские участки могли легко обменяться такой информацией. Такая же ситуация была и с военными. Ему доводилось преподавать во многих военных учреждениях. Иногда говорят, что все контакты Сокаку Такеды с армией осуществлялись через секту Омото–кё и благодаря Морихею Уэсибе. На самом деле, Сокаку Такеда сенсей непосредственно поддерживал связь с военными. Это ясно из регистрационных журналов, которые он оставил.

Я считаю, что человек с обычными способностями не смог бы прожить такую жизнь в те дни. Насколько я знаю, для того, чтобы научиться чему–то новому, Сокаку Такеда сенсей начал свои странствия по Японии ещё в юношеском возрасте и продолжал их более 65 лет, вплоть до самой своей смерти в 1943 году в Аомори, где он преподавал в возрасте 83 лет. Он был великим мастером боевых искусств, посвятившим тренировкам всю свою жизнь.

Как можно объяснить тот факт, что хотя Сокаку сенсей преподавал дайто–рю во многих полицейских департаментах, сегодня мы почти ничего не слышим о практике дайто–рю в полиции?

Кацуюки Кондо. Я полагаю, это связано с тем, что Сокаку сенсей преподавал айки–дзюцу полицейским периодически, а также потому, что он не проводил индивидуальных тренировок. Его основной целью было самообучение в процессе преподавания. В этом смысле он был настоящим мастером. Тем не менее, я слышал недавно, что есть место, возможно Сендаи, в районе Тохоку, где дайто–рю изучается до сих пор. Думаю, что такие места должны быть, хотя их и не много. Поскольку айки–дзюцу начало изучаться там в период Мэйдзи (с 1868 по 1912 год. Прим. перев.), оно должно было бы передаваться и в настоящее время. Однако, обучение прервалось. Мы должны принять во внимание тот факт, что структура полиции существенно изменилась после войны. Сокаку сенсей обучал также судей, офицеров тюрем, и прокуроров, однако, эти додзё также не сохранились. Я думаю, после войны многое стало другим.

Эмблема дайто-рю
Айки–дзюцу дайто–рю

 Сокаку Такеда сенсей был очень необычным мастером боевых искусств в том смысле, что он в течение многих лет путешествовал по всей Японии, обучая главным образом представителей высших социальных слоев. Более того, обо всем этом сохранились записи.

Кацуюки Кондо. Очевидно, вы имеете в виду регистрационные журналы и расписки в получении денег, которые он оставил. Как вы правильно сказали, начиная с 1900–х годов Сокаку Такеда сенсей обучал офицеров армии и полиции, судей и других влиятельных людей в каждом городке, который бы он не посещал. До этого айки–дзюцу дайто–рю принадлежало исключительно клану Айзу и никогда не демонстрировалось посторонним. Такеда сенсей был первым, кто обучал ему за пределами клана. В те дни преподавание в военных и полицейских заведениях считалось признаком высокого статуса, поскольку военные и полицейские рассматривались как наследники касты самураев. Думаю, что пока такая социальная иерархия сохранялась в периоде Мэйдзи, было довольно трудно уговорить всех этих важных людей поставить в журналах свою роспись и печать.

В чем главное отличие между дайто–рю и айкидо?

Кацуюки Кондо. Я не думаю, что какое–нибудь отличие существует. В дайто–рю, как и в айкидо, работа начинается и заканчивается уважительным поклоном партнеру. Также основная цель тренировок — дух любви и гармонии.

А как насчет технического арсенала?

Кацуюки Кондо. Я не думаю, что существуют большие отличия в техниках. Тем не менее, у нас есть то, что мы называем «иккадзё», которое состоит из тридцати разнообразных техник, десять из которых выполняются на коленях, пять — в ханми хантачи, десять выполняются в стойке и пять — от атаки со спины. Каждая из этих тридцати техник имеет свое собственное название. В дайто–рю, первая техника, которую вы изучаете, называется иппондори, это сложный приём, где вы, будучи безоружным, встречаете прямую атаку противника.

В традиционных боевых искусствах секретные техники обычно объясняются с самого начала. В дайто–рю мы также сразу обучаем сложным техникам. Иппондори, как я понимаю, получило название иккё в айкидо, и также связано с такими техникам как шомен учи иккё, риотедори иккё, и так далее. Иккадзё состоит из тридцати техник, однако, только иппондори превратилось в икке в айкидо. Существует двадцать девять других техник, таких как гьяку удедори, курамадаоси, косигурума и так далее. Никкадзё также имеет тридцать вариантов исполнения, и только одно из них носит в айкидо название никкё. То же самое касается и санкё. Ёнкадзё включает в себя пятнадцать разнообразных техник, и одно из них названо в айкидо ёнки. Гоккадзё имеет тринадцать техник, и только одна — гоккё в айкидо. Также существует тасу дори (работа против нескольких атакующих), тачи дори (техники против меча), дзё дори, каса дори, емонодори (техники против разнообразного оружия) и так далее. Все это практиковалось раньше.

Таким образом, у нас есть 118 различных техник, классифицированных от иккё до гоккё в дайто–рю. Все это формирует скрытые «мокуроку» (тайный свиток передачи) и только пять из этих техник были включены в айкидо. Я хотел бы, особенно подчеркнуть этот момент, дабы избежать недопонимания.

Различие между айкидо и дайто–рю глазами стороннего наблюдателя состоит в том, что в техниках дайто–рю вы должны вывести противника из равновесия, как только коснулись его. Причина этого в том, что в приёмах присутствует «айки», которое мы используем, чтобы разбалансировать соперника. Это главная особенность дайто–рю. Другая особенность заключается в использовании атеми (ударов). Атеми — это также часть айки в дайто–рю. Хотя часто можно услышать, что дайто–рю выглядит грубо или недостаточно изящно, оно также имеет раздел, называющийся айки–но–дзюцу (пятьдесят три техники) и они по–настоящему восхитительны. Техники айки–но–дзюцу осваиваются после 118 скрытых «мокуроку», а после них изучаются скрытые техники оги, хиоги, каисаку соден и, наконец, техники кайден.

Свитки айки-дзюцу
Свитки айки–дзюцу дайто–рю

 Дайто–рю имеет много названий, мне кажется, это смущает людей. Например, такие термины как дайто–рю айки–дзю–дзюцу, дайто–рю дзю–дзюцу, айки–дзюцу, айки–дзю–дзюцу, айкибудо, и некоторые другие. Не могли бы вы прояснить как правильно использовать эти названия?

Кацуюки Кондо. Я понимаю, что некоторые люди используют слова айки–дзюцу, айки–дзю–дзюцу или айкибудо чтобы обозначить то, чем они занимаются в додзё. Однако, это не имееет ничего общего с дайто–рю. Все клубы дайто–рю, известные главе школы, могут быть проверены им. Мы используем два термина: дайто–рю дзю–дзюцу и дайто–рю айки–дзюцу, в зависимости от изучаемых техник. Нынешний глава школы Токимуне Такеда сенсей называет наше боевое искусство дайто–рю айкибудо, подразумевая, что дайто–рю является комплексным искусством и должно практиковаться как «До» или «Путь».

Сокаку Такеда являлся харизматичным человеком, окруженным различными противоречивыми слухами. Не могли бы вы оценить его вклад в развитие японских боевых искусств в двадцатом столетии?

Кацуюки Кондо. Я полагаю, что Сокаку Такеда сенсей был непревзойденным мастером. Также я считаю, что без него сейчас не существовало бы и айкидо. Другими словами, Сокаку Такеда сенсей — мастер дайто–рю, занимает важное место в истории айкидо. Согласно одной книге, которую я читал недавно, дайто–рю не оказало большого влияния на айкидо, и Морихей Уэсиба сенсей обучался ему в течение непродолжительного времени. Это неправда, так как Уэсиба сенсей изучал дайто–рю в течение длительного времени — с 1915 по 1937 год. Он также получил сертификаты киодзю даири и госино но те, дававшие ему право преподавать айки–дзюцу и являвшиеся признаком наивысшего ранга в дайто–рю в то время. Вы не можете всерьез говорить о том, что двадцать лет тренировок — это короткий промежуток времени; двадцать лет — это большой отрезок человеческой жизни. Хотя омото–кё также оказало значительное влияние на развитие айкидо Уэсибы сенсея, тем не менее, я уверен, что без Сокаку Такеды сенсея, айкидо в том виде, в котором мы его теперь знаем, не существовало бы.

Какова ваша точка зрения на взаимоотношения Сокаку Такеда сенсея и Морихея Уэсибы сенсея?

Кацуюки Кондо. Это всего лишь мое личное мнение, но Уэсиба сенсей изучал дайто–рю на протяжении 20 лет и считал Сокаку Такеда сенсея своим учителем, а Такеда сенсей смотрел на Уэсибу как на своего ученика. Существует много историй об этом аспекте их взаимоотношений, демонстрирующих уважение ученика к своему учителю, и привязанность учителя к своему ученику. Эти отношения продолжались какое–то время, до того момента, как Уэсиба сенсей не начал искать свой собственный путь, и в конце концов не создал современное айкидо. Морихей Уэсиба был великим человеком, и я верю, что каждый, кто достоин называться великим, всегда превосходит своего учителя. Я не знаю, превзошел ли Уэсиба сенсей своего учителя, Такеда сенсея, в техническом плане, но, я думаю, можно уверенно говорить о том, что Уэсиба сенсей превзошел учителя в количестве своих последователей и известности.

Не могли бы вы рассказать о нынешнем главе школы дайто–рю Токимуне Такеде?

Фотография Токимуне Такеда
Токимуне Такеда сенсей

 Кацуюки Кондо. Глава школы родился 7 октября 1916 года. Воспитывался он в очень строгой обстановке, поскольку с самого начала его готовили на роль главы дайто–рю вслед за отцом. Детство он провел в Ширатаки, где зимой обычно бывает очень холодно. Его тренировки начались с упражнений с деревянным мечом в густых зарослях в горах. В снежные дни, в самый разгар зимы, когда температура опускалась ниже -20 градусов, Сокаку сенсей отправлял Токемуне сенсея одного на улицу с пилой и запирал дверь. Я уверен, что его матери было тяжело смотреть на все это. Поскольку на улице было весьма холодно, у Токимуне сенсея не было другого выбора, кроме как ходить вокруг и, естественно, пилить близлежащие деревья своей пилой. Если бы он этого не делал, то просто погиб бы от холода. С помощью пилы он мог согреться, а заодно поневоле тренировал руки, ноги и бедра. Сокаку Такеда сенсей вынуждал его тренироваться таким образом на протяжении многих лет. Он был очень строгим отцом. В те дни для шелушения риса использовался инструмент, похожий на большие нунчаки, и Сокаку Такеда заставлял Токимуне сенсея использовать этот инструмент непрерывно. И тот вынужден был молотить рис, так как никакой возможности просто бездельничать у него не было Вот так Токимуне сенсей тренировался в детстве.

К моменту, когда ему исполнилось 15 лет, Токимуне сенсей был уже умелым бойцом. Сокаку сенсей говорил, что в это время никто не был способен победить его. Я слышал от одного из сыновей Такеда сенсея и его племянницы в Саппоро, что он тренировал пятнадцатилетнего Токимуне таким образом для того, чтобы ни один из других учеников не мог одолеть его. Токимуне сенсей тренировался для того, чтобы стать главой школы.

Сокаку Такеда сенсей часто путешествовал, оставляя свою жену и детей одних, и я думаю, что его семье приходилось в это время довольно трудно. Токимуне сенсей последовал примеру отца и покинул Ширатаки, зная уже достаточно о жизни, даже до того, как стал офицером полиции. После того, как он стал работать в полиции, он зарекомендовал себя мастером дайто–рю. После свадьбы, он стал топ–менеджером большой рыболовной компании, под названием «Yamada Fisheries». В 1953 году по предложению большого количества энтузиастов в Абасири, часть склада компании была переоборудована под временное додзё, предшественника нынешнего Дайтокана. Затем, в 1956 году, было построено современное додзё «Дайтокан».

Токимуне сенсей никогда не пропускает утренние тренировки. Даже сейчас, в возрасте 73 лет (в 1988 году), размер его запястья в два раза шире, чем у обычного человека. Он очень спокойный и вежливый человек, который всегда готов уступить, и хорошо отзывается о других людях. Когда он говорит о ком–то из выдающихся учеников Сокаку Такеда сенсея, то отмечает, что такой–то мастер имеет лучшую в Японию технику, а такой–то мастер имеет великолепную репутацию. Он никогда не критикует других людей. Уже прошло около 30 лет, как я стал учеником Токимуне сенсея, однако нас до сих пор разделяет целая пропасть. Хотя я никогда не знал лично Сокаку Такеда сенсея, я верю, что Токимуне сенсей ничем не уступает ему, ни технически, ни морально.

Как Токимуне сенсей стал наследником Сокаку Такеда сенсея?

Кацуюки Кондо. Я думаю, что это произошло естественным образом, не смотря на то, что он был третьим сыном Сокаку сенсея. Однако, когда Такеда сенсей женился второй раз, он начал отчет заново, и считал Токимуне сенсея своим первым сыном. Поэтому он наследовал дом Такеды, как первый сын. По традиции, пост главы школы дайто–рю передается по наследству внутри семьи. По этой причине Токимуне сенсей с самого детства воспитывался и обучался как будущий глава школы, и наследовал этот пост в 1943 году, когда Сокаку сенсей покинул мир.

Как я понимаю, вы начали тренироваться в молодом возрасте, и у вас было три наставника дайто–рю. не могли бы вы немного рассказать, как вы начали заниматься?

Кацуюки Кондо. Первый учитель, под чьим руководством я начал тренироваться, был Тсунедзиро Хосоно сенсей, один из выдающихся учеников Сокаку Такеда сенсея. Он жил в Эдогава, Токио, и его додзё носило название «Синейкан». Когда Токимуне Такеда сенсей приезжал в Синейкан додзё, он обучал меня как ученика Хосоно сенсея. Это был первый раз, как я встретил главу школы. В то время я даже не знал значения понятия «глава школы» и запомнил только ощущение встречи с чем–то значительным. Однако, позже Токимуне сенсей сказал мне, что ясно запомнил меня среди множества других присутствующих учеников. Он сказал:«Мистер Кондо, вы сидели так–то и так–то слева, не так ли»? Он даже описал мою внешность. Я был весьма удивлен. Все–таки я не думал, что настолько заметен.

Фотографи Хосоно и Кондо
Тсунедзиро Хосоно и  Кацуюки Кондо

 Где–то в 1963 году, перед смертью Хосоно сенсея, я пришел навестить его в госпиталь. Он сказал мне: «После обучения у Сокаку Такеда сенсея, я занимался под руководством Котаро Ёшида сенсея. Кондо, ты должен продолжить обучение у него». Таким образом, я решил явиться к Ёшида сенсею. В то время он жил в местечке, называемом Намекава в Мито, префектура Ибараки. Я все еще был студентом, поэтому я приезжал в дом мастера на такси от станции Хитачи каждую субботу во второй половине дня. У Ёшида сенсея была парализована левая сторона тела, тем не менее, он без труда разговаривал. Я записал свое имя в его регистрационном журнале, и тренировался, не в доме, конечно, а в саду. Сенсей сидел у себя в комнате и оттуда давал наставления. Когда я чего–то не понимал, он демонстрировал технику с помощью правой руки. Однако, поскольку он не мог использовать свою левую руку, он не мог выполнить технику полностью. Вначале я тренировался в одиночестве, однако, нашел это весьма неудобным, и решил заниматься вместе с одним из моих приятелей&ndashстудентов, Ёшими Томабечи.

Когда я занимался у Хосоно сенсея, я оплачивал весь месяц целиком, однако, Ёшида сенсей брал плату за каждую технику в отдельности. Например, когда мы изучили технику котегаеси, мы вынуждены был заплатить за следующую технику. Сенсей сам говорил нам, когда пришло время перейти к изучению следующего приёма. Других учеников, кроме меня и Томабечи не было. Я думаю, это был очень необычный метод тренировок. Сенсей обучал нас очень добросовестно.

Как велика была плата за одну технику?

Фотография Котаро Ёшида
Котаро Ёшида сенсей

 Кацуюки Кондо. Я не помню этого. Я был студентом в университете, и много денег у меня не было, поэтому не думаю, что цена была очень высокой. Хотя поездки в Хитачи были настоящими путешествиями. Мы приезжали домой к сенсею в субботу, ближе к ночи, и немного тренировались. Затем, мы проводили ночь в гостинице, и в воскресенье начинали занятия с раннего утра. Затем возвращались на поезде вечером. Так я проводил свои выходные.

В регистрационных журналах Ёшида сенсея было много имен. Например, там встречалось имя Масутацу Ояма сенсея из карате киокусинкай. Однако, я точно не знаю, тренировался ли Ояма сенсей, или просто разговаривал. Ёшида сенсей был награжден сертификатом, не имеющим отношения к школе дайто–рю. Среди его персональных техник были тесен–дзюцу (техники с железным веером). Дайто–рю также включает тесен–дзюцу как один из разделов емонодори, однако, отдельно такой работы нет. Я думаю, что Ёшида сенсей, имея сертификат тесен–дзюцу, сам полностью разработал систему использования этого оружия уже после завершения обучения у Сокаку Такеда сенсея.

Ёшида сенсей учил нас как использовать стальной веер и объяснял как должны двигаться наши запястья, подчеркивая, что это важно на начальных этапах обучения. Используя веер, вы можете сломать меч простым движением руки. Сенсей был достаточно требователен относительно того, как двигались наши запястья. У меня до сих пор есть стальной веер, который Ёшида сенсей дал мне для практики.

Как долго вы тренировались у него?

Кацуюки Кондо. Я полагаю, что около двух лет. Я организовал «Клуб дайто–рю айкидо» в Университета Чиба Когио в 1964 году и пригласил Ёшида сенсея стать советником. В действительности, так как учитель не мог физически присутствовать в додзё, я только заимствовал его имя. Хотя я никогда не получал никакого ранга от Котаро Ёшида сенсея, мне был подарен сикиши (прямоугольный кусок плотной бумаги или доски, используемый для написания стихов) на котором было написано «Айкибудо». Он сказал, когда вручал его мне, что я получаю подарок, как последний его ученик, и что он обучил меня всему, что знал сам. Однако, я не думаю, что он имел в виду всё, включая все техники менкё, или что–нибудь в этом роде. Я учился у него в течение не очень продолжительного времени и вряд ли освоил продвинутые техники с помощью Ёшида сенсея. Однако до сих пор я храню сикиши с надписью «Айкибудо» на нем.

Как получилось, что вы начали заниматься у Токимуне Такеды?

Кацуюки Кондо. Я узнал от Ёшида сенсея, что глава дайто–рю проживает в городе Абашири на Хоккайдо, таким образом, позже я решил потренироваться там, и написал письмо Токимуне сенсею. Я приехал в Абашири в 1966 году и остановился там дней на десять. Это был первый раз, когда я основательно обучался под руководством главы школы. Поскольку он работал в компании, я тренировался с ним с четырех до семи часов утра, и затем, во время обеденнего перерыва. После, вечером, начиная с шести часов, я занимался вместе с членами додзё. Когда все покидали додзё, глава школы вновь устраивал мне специальные занятия вплоть до полуночи. В это время был такой человек, по имени Шимпачи Сузуки, который являлся сертифицированным инструктором дайто–рю, проживающий в додзё Дайтокан. Мы занимались с главой школы и Сузуки сенсеем втроем. Так я тренировался в течение десяти дней. К тому времени как я возвращался в гостиницу было уже за полночь, и я был почти разноцветным от синяков. Тренировки протекали очень сурово. В то время когда я не занимался, то чувствовал себя полумертвым. Ночью я не мог спать из–за болей во всем теле. Главе школы тогда было около 50 лет, и его запястья были толщиной с бревно.

Фотографи Кондо Кацуюки
Кондо Кацуюки

 Что я чувствовал во время тренировок, так это то, как невелики мои способности. В то время я вел занятия айкидо в университете. Мне было немногим больше двадцати лет и я, наверное, был очень самодовольным. Таким я был человеком, и в додзё главы школы я чуть не плакал. Раньше мои техники получались на ком угодно, как в университете, так и в додзё. Тем не менее, они абсолютно не работали на Токимуне сенсее и Сузуки сенсее. Я осознавал своё бессилие и был очень раздасадован. Сейчас все осталось по прежнему, но теперь я чувствую целую пропасть между способностями главы школы и моими собственными способностями. Поэтому я стесняюсь называть себя соке киодзи даири (сертифицированный инструктор, преподающий от имени главы школы) или соке даири. Хотя я практиковал дайто–рю более тридцати лет, мои техники до сих пор бессильны против Токимуне сенсея. Объективно говоря, я понимаю, что мои способности значительно ниже. Токимуне сенсей начал заниматься более шестидесяти лет назад, и его тренировки не были случайны. Даже сейчас, он по утрам машет толстым бревном. Хотя он и перенес удар, частично парализовавший его несколько лет назад, он начал восстанавливаться, игнорируя советы докторов, и упрямо преодолевая свой недуг. Он тренируется очень упорно, и в результате не теряет физической формы.

Я думаю, что вы точно встречались и тренировались вместе с Морихеем Уэсибой сенсеем. Не могли бы вы рассказать об этом опыте и впечатлениях от общения с основателем айкидо?

Кацуюки Кондо. Я думаю, это было в 1967 году, когда я встретил Морихея Уэсибу сенсея в его старом Хомбу додзё. Это произошло по рекомендации главы школы Токимуне Такеды и мне очень повезло, что у меня была возможность тренироваться вместе с Уэсибой сенсеем. Он выполнял техники дзё–дори. Уэсиба сенсей разговаривал со мной в дружеском тоне и предложил схватить кончик дзё, которое было у него в руках. В том момент, когда я коснулся дзё, я оказался в полёте. Поскольку я приложил много силы, для того чтобы покрепче схватить дзё, вся эта сила была направлена обратно в меня, и я был отброшен довольно далеко. Затем, мы разговаривали с Морихеем сенсеем на разные темы.

Говорил ли Уэсиба сенсей о Сокаку Такеда сенсее?

Кацуюки Кондо. В действительности он говорил о Такеда сенсее, но деталей не касался. Он сказал, что–то вроде того, что тоже изучал дайто–рю. Я думаю, что Морихей сенсей был великим учителем.

Я думаю, что вы тренировались вместе с несколькими другими выдающимися учениками Сокаку Такеда сенсея. Не могли бы вы рассказать об этом опыте?

Кацуюки Кондо. Поскольку я уже говорил о главе школы Токимуне Такеде сенсее, Тсунедзиро Хосоно сенсее и Котаро Ёшиде сенсее раньше, то не буду упоминать их сейчас снова. Я получал наставления много раз от Такума Хиса сенсея между 1970 и 1973 годами. Я тренировался под руководством Кодо Хорикава сенсея дважды в Дайтокане, и дважды у себя в додзё — всего четыре раза. Я занимался у Какуёши Ямамото в течение двух дней в 1972 году, когда проводился 17–й фестиваль дайто–рю в Абашири , а также мемориальная церемония в честь тринадцатой годовщины смерти Сокаку Такеды. Также я имел возможность много раз встречаться с Нихеи Ёшимото сенсеем, и он расспрашивал меня о Сокаку сенсее. Кажется, это было лет двадцать назад, но я однажды общался с Юкиоши Сагава сенсеем в компании с Токимуне Такедой сенсеем. Мне очень повезло, что я имел возможность повстречать всех этих выдающихся учеников Сокаку Такеда, даже не смотря на то, что я был очень молод.

Общая фотография с открытия додзё Шимбукан
Знаменитые мастера на открытие
додзё Шимбукан

Также я много слышал о Сокаку сенсее от Кендзи Томики сенсея и Минору Мочизуки сенсея. Однажды, я получал наставления от Томики сенсея в моем додзё и участвовал в показательных выступлениях, им организованных. Также у меня неплохие отношения с Дошу Айкидо Киссёмару Уэсибой сенсеем и другими инструкторами айкикая, главой Ёсинкан Годзо Сиодой сенсеем и его инструкторами.

Сенсей, вас отличает уникальная техника. Многие из работников компании, которой вы управляете, практикуют дайто–рю, а ваше додзё все так же известно. Как работает эта система?

Кацуюки Кондо. Путь воина и жизнь — это одно и то же — это мой девиз. Хотя общеизвестно, что люди представляют собой объединение тела и души, человек должен воспитывать себя в духовном смысле, точно так же как дети, которым родители дали жизнь, нуждаются в молоке и пище для последующего роста. Внешне вы можете сказать, что человек худой или толстый, но внутренне, вы не можете сказать, что за человек перед вами, просто взглянув на него. Я верю, что тренируясь, вы учитесь воспринимать духовный уровень другого человека, просто взглянув на него. Говоря о теле, лучше быть худым, чем чрезмерно полным. Однако, духовно, лучше быть толстым, чем худым.

Информация с сайта:http://aikido2.ru/aikido/kondo_interview.html

Катана

Катáна (刀) — длинный японский меч . В современном японском слово катана также обозначает любой меч. Слово «катана» обозначает «изогнутый меч с односторонним клинком». По форме катана напоминает саблю, однако рукоять у него не загнута в противоположную от лезвия сторону, как у классической сабли. Наиболее существенное отличие катаны от сабли заключается в технике его использования: это может быть как одноручный, так и двуручный захват (с преобладанием последнего), в то время как стандартная сабля держится одной рукой и потому требует использования иной техники боя.

 

Катана использовалась преимущественно как рубящее оружие, иногда как колющее, допускающее как двуручный, так и одноручный захваты. Старейшие школы искусства владения катаной берут свое начало в XV – XVI веках. Основная идея японского искусства владения мечом (кендзюцу) и базирующиеся на нем техник (таких как иайдо) заключается в том, что продольная ось меча во время атаки должна идти к цели не под прямым углом, а в вдоль своей плоскости, нанося режущие удары. Поэтому здесь уместнее говорить не об ударах – в том виде, в каком они свойственны западным техникам меча, - а о разрезах. Именно поэтому клинки имеют изогнутую форму.

Японский фехтовальщик Миямото Мусаси написал книгу «Горин но сё» («Книга пяти колец»), в которой он раскрывает свою технику двух мечей (нитен-рю) и в эзотерическом ракурсе обосновывает ее. Работа с катаной и вакидзаси похожа на приемы эскримы (современное название – Arnis de mano). Кендзюцу, практическое искусство фехтования мечом, переродилось в современный вид – гендаи будо. Искусство внезапной атаки и контратаки называется иайдо и является медитативной разновидностью боя, который ведется с воображаемым противником. Кэндо – искусство фехтования бамбуковым мечом (синаи), при котором обязательно ношение комплекта защиты, аналогичного фехтовальному европейскому и состоящего из шлема с решеткой, закрывающей лицо, и доспехов. Данный вид фехтования на мечах, в зависимости от конкретного стиля (рю), может практиковаться как спортивная дисциплина. В Японии до сих пор существуют многочисленные традиционные фехтовальные школы, которым удалось выжить после всеобщего запрета императора Мейдзи на ношение мечей. Самыми известными являются Касима Синто Рю, Касима Син Рю и Катори Синто Рю.

 

Катану и вакидзаси всегда носят в ножнах, заложенными за пояс (оби) под таким углом, который скрывает от противника длину лезвия. Это – принятый способ ношения в обществе, сформировавшийся после завершения войн периода Сэнгоку в начале XVII века, когда носить оружие стало больше традицией, чем военной необходимостью. Когда самурай входил в дом, он вынимал катану из-за пояса. В случае возможных конфликтов он держал меч в левой руке в состоянии боевой готовности либо, в знак доверия, в правой. Садясь, он клал катану на пол в пределах досягаемости, причем вакидзаси не снимался (его самурай носил в ножнах за поясом). Монтаж меча для ношения на улице называется косираэ, сюда входят лакированные ножны сая. В случае отсутствия частой необходимости использовать меч, его хранили дома в монтаже сирасая из необработанного дерева магнолии, защищающем сталь от коррозии. Некоторые современные катаны изначально выпускаются в этом варианте, при котором ножны не покрываются лаком и не декорируются. Подобный монтаж, в котором отсутствовала цуба и другие декоративные элементы, не привлекал внимания и получил широкое распространение в конце XIX века после императорского запрета на ношение меча. Создавалось впечатление, что в ножнах не катана, а бокуто – деревянный меч. В XX веке появились замаскированные мечи, по конструкции схожие с западными шпагами-тростями: лезвие меча покоилось в ножнах, имитирующих посох из бамбука или дерева.

Вплоть до раннего периода Муромати на вооружении состоял тати – длинный меч, который носили на портупее лезвием вниз. Однако начиная с этого времени (конец XIV века) он все более вытесняется катаной. Она носилось в ножнах, закрепленных на поясе с помощью ленты из шелка или иной ткани (сагэо). Вместе с тати обычно носили боевой нож танто, а в паре с катаной – вакидзаси.

Тати

 

Тáти (太刀) — длинный японский меч. Тати, в отличие от катаны, не засовывался за оби (матерчатый пояс) лезвием вверх, а подвешивался на пояс в предназначенной для этого перевязи, лезвием вниз. Для защиты от повреждений доспехами ножны часто имели обмотку. Самураи носили катану как часть гражданской одежды, а тати — как часть военных доспехов. В паре с тати были более обычны танто, чем относящийся к катане короткий меч вакидзаси. Кроме того, богато украшенные тати применялись как парадное оружие при дворах сёгунов (князей) и императора.

Он обычно длиннее и более изогнут, чем катана (у большинства длина клинка свыше 2,5 сяку, то есть более 75 см; цука (рукоять) также была зачастую длиннее и несколько изогнута).

Кодати

 

Кодати ( 小太刀) — буквально переводится как «маленький тати», меч тати короче обычного.

Вакидзаси

 

Вакидзаси (脇差) — короткий традиционный японский меч. В основном использовался самураями и носился на поясе. Его носили в паре с катаной, также затыкая за пояс лезвием вверх. Длина клинка — от 30 до 61 см. Общая длина с рукоятью 50—80 см. Клинок односторонней заточки, малой кривизны. Вакидзаси похож по форме на катану. Вакидзаси изготавливался с дзукури различной формы и длины, обычно более тонким, чем у катаны. Степень выпуклости сечения лезвия вакидзаси намного меньше, поэтому по сравнению с катаной этот меч резал мягкие объекты более резко. Рукоять вакидзаси обычно квадратного сечения.

 

В паре дайсё (два основных меча самурая: длинный и короткий) вакидзаси использовался в качестве короткого меча (сёто).

Самураи использовали вакидзаси в качестве оружия тогда, когда катана была недоступна или неприменима. В ранние периоды японской истории малый меч танто носился вместо вакидзаси. А также когда самурай надевал доспех, вместо катаны и вакидзаси обычно использовался тати и танто. Входя в помещение, воин оставлял катану у слуги или на катанакакэ. Вакидзаси всегда носился при себе и его снимали только в случае, если самурай оставался на длительный период времени. Буси часто называли этот меч «хранителем своей чести». Некоторые школы фехтования учили использовать и катану и вакидзаси одновременно.

В отличие от катаны, которую могли носить только самураи, вакидзаси был разрешён купцам и ремесленникам. Они использовали этот меч в качестве полноценного оружия, ибо по статусу не имели права носить катану. Также использовался для обрядов сэппуку и харакири.

Танто

                        

Танто (短刀 букв. «короткий меч») — кинжал самурая.

«Тан то» для японцев звучит как словосочетание, потому они никак не воспринимают танто как нож (нож по-японски — хамоно ( 刃物)).

По современным правилам в Японии танто признается национальным культурным достоянием — одним из вариантов ниппон-то или японского меча. Изготовлять танто могут только лицензированные мастера, из которых в Японии в настоящее время активно работают около 300 человек (всего после Второй мировой войны было выдано около 600 лицензий).

По правилам танто как японский меч должен быть изготовлен из тамахаганэ и иметь характерный хамон, съёмную рукоять, крепящуюся к хвостовику бамбуковыми палочками и съёмной круглой гардой цуба; при этом танто должен быть менее 30,3 см длиной (иначе это будет уже не танто, а короткий меч вакидзаси). Каждый танто (как национальное достояние) должен быть лицензирован, в том числе и найденный исторический танто. При этом изготовленные в массовом порядке танто времен Второй мировой войны из серийной стали лицензированию не подлежат и уничтожаются, так как не имеют культурной ценности, поскольку не имеют ничего общего с национальной традицией, а являются наследием милитаристского прошлого .

Танто использовался только как оружие и никогда как нож, для этого существовал кодзука, носимый в пару к танто в одних ножнах.

Танто имеет односторонний, иногда обоюдоострый клинок длиной от 15 до 30,3 см (то есть, менее одного сяку).

Считается, что танто, вакидзаси и катана это, фактически, «один и тот же меч разного размера». Первые танто появились в эпоху Хэйан и были лишены каких-либо признаков художественности. В раннюю эпоху Камакура начали появляться высококачественные, искусно выполненные образцы, созданные, например, знаменитым Ёсимицу (самым известным мастером, который делал танто). Производство танто, достигшее значительных величин в эпоху Муромати, резко упало в период Синто («новых мечей»), и танто этого периода довольно редки. В период Син-Синто («новых новых мечей») на них снова возник спрос, и производство выросло, однако качество их невысоко.

Танто куются обычно в стиле хира-дзукури, то есть плоскими, без ребра жёсткости, хотя встречаются экземпляры и с ребром жёсткости (мороха-дзукури, обоюдоострые). Некоторые танто, имевшие толстый трёхгранный клинок, назывались ёроидоси и были предназначены для протыкания доспехов в ближнем бою. Танто использовались по большей части самураями, но его носили и доктора, торговцы как оружие самообороны — собственно, это кинжал. Женщины высшего света порой также носили маленькие танто, называемые кайкэн, в поясе кимоно (оби) для самозащиты. Кроме того, танто используется в свадебной церемонии царских особ по сей день.

Иногда танто носили как сёто вместо вакидзаси в дайсё.

Муляж танто с деревянным, пластиковым, а иногда тупым металлическим клинком применяется для тренировок в боевых искусствах:

- Айкидо

- Дзюдо

- Каратэ

Одати

Одати (大太刀, «большой меч») — один из типов длинных японских мечей. Термин нодати ( 野太刀, «полевой меч») означает другой тип меча, часто ошибочно используется вместо одати.

Чтобы называться одати, меч должен был иметь длину лезвия не менее 3-х сяку (90,9 см), однако, как и в случае многих других японских терминов, относящихся к мечам, точного определения длины одати нет. Обычно одати — это мечи с клинками 1,6 — 1,8 метров.

Назначение одати можно разбить на следующие виды:

- Подношение храму. Некоторые одати увязывались молящимися с победой в войне, другие помещались в сокровищницы как легендарные мечи.

- Оружие. Исследования старых текстов показывают, что одати использовались в битвах как оружие пехотинцев.

- Символ армии. Некоторые одати были слишком длинными, чтобы их можно было использовать. Есть однако свидетельства, что их использовали в качестве символа войска, подобно знамени или копью. (Данное предположение нуждается в проведении дополнительных исследований)

- Церемониальное назначение.

- Демонстрация умения кузнеца.

Большая часть одати использовалась в двух первых случаях.

Одати, которые использовались как оружие, были слишком велики для самураев, чтобы носить их подобно обычным мечам. Существовало два способа ношения.

1)      За спиной. Это было непрактично, потому что было невозможно достаточно быстро выхватить меч.

2)      Другой метод был проще — ношение меча в руке. В эпоху Муромати было принято, чтобы за самураем следовал оруженосец, который в нужный момент помогал вытащить одати из ножен.

Стили фехтования с одати обращали большее внимание на нисходящие режущие удары и прочный хват оружия.

Одати полностью вышли из употребления как оружие после войны Осака-Нацуно-Дзин 1615 года (битва между Токугава Иэясу и Тоётоми Хидэёри — сыном Тоётоми Хидэёси).

Нагината 

Нагина́та (なぎなた, 長刀 или 薙刀, «длинный меч») — японское холодное оружие с длинной рукоятью овального сечения (именно рукоятью, а не древком, как может показаться на первый взгляд) и изогнутым односторонним клинком. Рукоять длиной около 2 метров и лезвие около 30 см. В ходе истории стал значительно более распространенным укороченный (1,2-1,5 м) и облегченный вариант, использовавшийся при тренировке и показавший большую боеспособность. Является аналогом глефы (хотя часто по ошибке именуется алебардой), но значительно более легкая. Первые сведения об использовании нагината относятся к концу VII века. В Японии существовало 425 школ, где изучали технику боя нагинатадзюцу. Была излюбленным оружием сохэев, монахов-воинов.

В мирное время нагината использовалась женщинами из класса самураев для защиты своего жилища.

Боккэн

Боккэ́н (в русском языке часто произносится как боке́н) (木剣) — деревянный макет меча, используемый в различных японских боевых искусствах, в том числе айкидо, для тренировок. 

Боккэны делают из дуба, бука, граба и других плотных пород древесины. Часто их пропитывают лаком, морилкой или древесной смолой, для бо́льшей плотности и веса.

Боккэн должен быть достаточно крепким, чтобы выдерживать сильные удары по чему-либо, а также отражения атаки другим боккэном или дзё.

Грамотно нанесённый боккэном удар по человеку может привести к смерти. Великий японский фехтовальщик Миямото Мусаси (1584—1645) часто использовал боккэн в реальных поединках, в большинстве случаев убивая своих противников. Наиболее опасен кончик острия клинка при нанесении рубящих ударов.

В Японии к боккэнам относятся с большим уважением, практически как к настоящему оружию. Скажем, при провозе боккэна в самолёте пассажир обязан сдать его в багаж. А ношение его без специального чехла, самими японцами приравнивается к ношению холодного оружия.

Другое название — бокуто (木刀, «деревянный меч»).

Разновидности:

- «мужской» (男子木剣), отличается относительно толстой рукоятью и «лезвием», прямотой и толстой деревянной гардой (цубой).

- «женский» (女子木剣), наиболее часто используемый вариант. Отличается изогнутостью, легкостью. Часто используется с пластмассовой гардой и с ножнами (например, в иайдо).

- «тренировочный» (素振木剣) или субурито, отличается утолщением со стороны острия, таким образом имитируя балансировку настоящего меча.

Так же, разные школы используют для тренировок различные виды боккэнов:

В Катори Синто Рю, принято использование боккэна с меньшим изгибом, иногда и вовсе без него. Более толстый и тяжелый.

Боккэн, используемый в Ивама Рю (так же как и боккэны, используемые в других стилях айкидо), в отличие от предыдущего, имеет более изящную форму и более выраженный изгиб.

Боккэн в Касима Син Рю (так же как и в большинстве школ кэндо), в отличие от двух предыдущих, имеет самое близкое по форме, балансировке и ощущениям при работе сходство с настоящей катаной.

Иайто 

Иайто (居合刀) — японский тренировочный меч для иайдо. Большинство иайто изготавливаются из сплава алюминия и цинка, который зачастую дешевле и легче стали и соответствует японским ограничениям на использование его как холодного оружия, также такие мечи не подпадают под ограничения на перевозку холодного оружия. Иайто изготавливаются как оружие для упражнений и не подходят для контактного использования. Подбор длины и веса иайто относительно роста и силы ученика крайне важен для безопасного и правильного выполнения упражнений.

При изготовлении иайто за модель часто берутся реальные мечи известных мастеров меча, как например меч Миямото Мусаси.

Другое название — могито (模擬刀, «имитационный меч»). Следует различать могито, изготовленные для иайдо, и могито — сувенирные поделки. Сувенирные мечи в основном не сбалансированы, и их детали плохо закреплены. Использование последнего вида могито для тренировок может привести к травмам.

Информация с сайта: http://neehon.ucoz.ru/publ/samurai/japonskie_mechi/2-1-0-20

Айкибудо Алана Флоке

Алан Флоке (Alan Floquet). Основатель Айкибудо Алан Флоке (Alan Floquet) родился 18 декабря 1938 года в Париже. Свой путь в мир боевых искусств он начал в детстве с изучения дзюдо и продолжает его, по сей день, поддерживая контакты с ведущими мастерами классических школ воинских искусств Японии, техника и исторические традиция которых стали неотъемлемой частью школы Айкибудо. 

В 1957 г.  официальным представителем  школы Ёсейкан в Европе стал дзюдоист Джим Алшейк, который в течении трех лет тренировался в додзё сенсея Минору Мочидзуки. Джим Алшейк создал  Французскую Федерацию Айкидо Тайдзюцу и Кэндо. После гибели  Джима Алшейка в 1962г. обострились противоречия между инструкторами Айкидо во Франции.  Федерация Айкидо Тайдзюцу и Кэндо оказалась на грани раскола.

В этой ситуации лидером организации выступил член руководства Федерации, ассистент Джима Алшейка в его додзё, самый молодой 2-й дан во Франции — Алан Флоке, который начал работу по сплочению последователей Ёсэйкан и проинформировал сэнсэя Мочидзуки о сложившейся ситуации. В ответ на его послание Минору Мочидзуки в 1963 г. направил во Францию своего сына, Хироо, который стал главным инструктором в клубе Пермантье, где в качестве помощника инструктора остался и Алан Флоке. 

В последствии, Хироо Мочидзуки стал модифицировать систему отца, направив ее развитие в сторону спорта, а Учитель Алан Флоке не принявший нововведений Хироо, выступил за сохранение в изначальном виде Ёсэйкан Айкидо Сэнсэя Минору Мочидзуки. В 1966 г. Он стал техническим директором школы Ёсэйкан во Франции. В начале 70-х Учитель Флоке регулярно тренировался в додзе Ёсэйкан в Сидзуоке у Сэнсэя Мочидзуки Минору.

Поиски мастерства в будо, направляемые Сэнсэем Мочидзуки, привели Алана Флоке к таким знаменитым мастерам, как Токимунэ Такэда и Мунэмицу Такэда (Дайто-рю Айки Будо) и Ёсио Сугино (Тэнсин Сёдэн Катори Синто-рю). Тот факт, что Алан Флоке обучался у этих великих учителей свидетельствует о прямой передаче традиций этих школ.

Основываясь на технике школы Ёсэйкан и дополнив ее элементами школ Дайто-рю Айки Дзюдзюцу и Тэнсин Сёдэн Катори Синто-рю, Алан Флоке с одобрения своего учителя в 1980 г. объявил о создании новой школы, которой дал имя «Айкибудо».

В настоящее время достижения  Алана Флоке отмечены следующими степенями: 

-  Айкибудо: 8-ой Дан (Кёси)

-  Тэнсин Сёдэн Катори Синто-рю: 7-ой Дан

-  Иай Дзюцу Ёсэйкан Синто-рю: 5-ый Дан

-  Кёдзю Дайри Дайто-рю Айки Дзюдзюцу (предоставленный Мунэмицу Такэда)

По линии Международной федерации боевых искусств (IMAF) он избран официальным представителем этих трех школ в Европе.

Алан Флоке возглавляет Французскую Федерацию Айкидо, Айкибудо и Аналогов, Международную Федерацию Айкибудо, Французскую Федерацию Катори Синто Рю. 

Айки-будо или айки-будо дзю-дзюцу — комплексное боевое искусство (рукопашный бой + фехтование), созданное Аланом Флоке в 1980г.во Франции на основе трёх школ: Ёсейкан Айкидо, Дайто-рю Айки-дзюдзюцу и Тэнсин Сёдэн Катори Синто-рю.

Одной из сторон школы является развитие технического арсенала для нужд армии, спецслужб и полиции. Айкибудо – это Боевое Искусство потрясающей эффективности. Его следует практиковать без снисхождения, но и без жестокости.

• Ай – гармония, объединение, любовь, сострадание

 • Ки - жизненная энергия, дух, сила

 • Бу - мужество, храбрость, воинственность

 • До – путь, дорога, идти

Варианты перевода: "Путь гармоничного объединения воинского духа и жизненной энергии", "Идти воинским путём в гармонии с жизненной энергией", "Взращивание жизненной энергии путём объединения сострадания и воинственности", "Дух любви на пути воина", "Дух сострадания на пути воина".

Школа Айкибудо состоит из нескольких разделов. Одноимённый школе раздел основан на айкидо и айки-дзюцу,  раздел кобудо основан на Тэнсин Cёдэн Катори Синто Рю, из которой взяты кэндзюцу (включая фехтование двумя мечами), бо-дзюцу, нагинатадзюцу, иайдзюцу, со-дзюцу и сюрикен-дзюцу.

Начальная базовая техника Айкибудо включает следующие разделы:

1. Перемещения (Тай Сабаки), входы и выведение из равновесия.

2. Страховки (Укэми).

3. Техника атаки — техника ударов руками (Цуки ваза) и ногами (Гэри ваза); удары изучают отдельно и в форме коротких ката.

4. Базовые упражнения (Ходзё ундо) — дыхательно-энергетические парные упражнения, правильная работа корпусом.

5. Техника освобождения от захватов (Тэ Ходоки).

6. Техника бросков за счет движения партнера (Ва Hо Сэйсин - божественная энергия; несколько напоминает Кокю Нагэ в айкидо).

7. Базовая бросковая техника (Кихон Нагэ Ваза), это 7 приемов, выполняемых партнерами по очереди с одной и с другой руки строго по линии — в форме ката.

8. Базовая техника контроля и удержания (Кихон Осаэ Ваза), 6 приемов, выполняемых поочередно в форме парного ката. Партнер опрокидывается на пол, производится удержания, которое выполняется исключительно ногами с обозначением добивающего удара.

9. Техника школы Дайто-рю. Парное ката из 10 элементов Икадзэ Идори, выполняемое на коленях (Сувари Вадза). Программа на первый дан включает половину (первые 5 элементов) этого ката.

10. Дополнительная техника. Приемы Усиро Ката ОтосиУра Удэ нагэ, "Робусэ тэнкан" надо уметь выполнять от всех атак с разными формами входа.

11. Рандори. Рандори в Айкибудо — это любая работа, когда атака и техника от неё выбирается произвольно; в Айкибудо существуют разные формы рандори, основные из которых: мягкая работа на знание форм базовой техники (Фу Hо Рандори); входы и выведение из равновесия (от одного, двух или трёх нападающих); реальное рандориили просто рандори (обычно небольшое число коротких приемов, выполняемых на высокой скорости и с концентрацией); работа от жёстких захватов.

12. Hачальные упражнения с оружием по школе Катори Синто Рю.

Айкибудо, как и его исходные компоненты - Айкидо Йосейкан и Дайто рю Айкидзюдзюцу относят к "жестким" школам. Отличия от "мягких" школ проявляются в форме движений, которые в Айкибудо в целом намного короче, проще и более приближены к реальности.

Во Франции Айкибудо эффективно используется в армии и полиции. Среди занимающихся очень много полицейских, и  основной зал, где проходят занятия сенсея Флоке в Париже, находится в Полицейском Управлении и принадлежит Спортивной Ассоциации Полиции Парижа.

Информация с сайта:http://aikikan.ucoz.ua/index/ajkibudo_alana_floke/0-362

ДЗИГОРО КАНО

Дзигоро Кано (1860-1938)Длительная изоляция Японии, закрытой от внешнего мира более чем на два столетия политикой Сегуна Токугавы, закогчилась 31 марта 1854 года с подписанием Договора Канагавы. Прежнее устройство Японии быстро разрушилось, когда эта островная страна приготовилась встретиться с миром. Это было время поразительных перемен и огромных испытаний, политическому и экономическому строю Японии предстояло претерпеть полное преображение в течение нескольких десятилетий. Одновременно с рассветом новой эпохи в истории Японии, 28 октября 1860 года в Микагэ родился Дзигоро Кано. Возвышающийся над безмятежным Осакским заливом и окаймленный величественной горной грядой Рокко, Микагэ (ныне часть города Кобэ) был в те времена одним из самых привлекательных районов Западной Японии. Этой области дарованы умеренный климат и чистая вода - два источника, обеспечивающих хорошие условия для приготовления сакэ, до сих пор входящего в ряд основных производств этого района. По линии отца Марэсибы корни Кано уходили к самым началам истории Японии, и среди его предков было множество прославленных монахов-синтоистов, мастеров буддизма и последователей Конфуция. Его мать Садако относилась к одному из самых известных кланов изготовителей сакэ (они варили знаменитый сорт Кику-Масамунэ). Кано, вместе с двумя старшими братьями и двумя старшими сестрами, вырос в доме, который считался одним из самых больших и богатых в округе. Хотя обстоятельства юности Кано вполне завидны, его воспитывали в строгости и суровой дисциплине. Кано сохранил нежные воспоминания о доброй и внимательной матери, но он говорит о ней как о человек, нетерпимом к любым проявлениям недостойного поведения. Марэсиба лично занимался образованием своего младшего сына, сам обучал его основам знаний и организовал для него дополнительные уроки по китайской классической литературе и каллиграфии. После смерти Садако в 1869 году, Марэсиба, ставший к тому времени предпринимателем и правительственным чиновником и активно поощрявший модернизацию Японии периода Мэйдзи, перебрался с семьей в новую столицу, Токио. Наиболее ярким из первых впечатлений юного Кано от столицы было зрелище ронинов, с важным видом расхаживающих по улице и гордо выставляющих напоказ два своих меча (запрещение ношения мечей было издано через несколько месяцев после переселения семьи Кано в Токио).

Кано приняли в СэтацуСедзю-ку, частное учебное заведение, которое возглавлял ученый Кэйдо Убуката. Уникальность этой школы заключалась в том, что в ней учились не только отпрыски аристократов и самураев (прежде образование было исключительно привилегией высших классов). Среди учеников школы были также дети торговцев, ремесленников и представителей других классов: некоторые из них обучались борьбе сумо, мастерству актеров театра Кабуки и искусству гейш. Убуката был высокочтимым каллиграфом и известным ученым, и, помимо усиленной подготовки своих учеников в классической литературе Японии и Китая, он заставлял их заполнять кистью до трех блокнотов ежедневно. Вечером после занятий Убуката часто проводил с учениками личные беседы, во время одной из которых сказал Кано, что, несмотря на бесценность классического образования, современным японским студентам необходимо тесно знакомиться и с западной культурой. Кано воспринял совет Убукаты всем сердцем и, после первого знакомства с английским языком в академии Сюбэи Мицукури, поступил в 1873 году в Икуэи Гид-зюку, где все курсы читались на английском или немецком языках иностранными преподавателями, а учебник математики, например, был на голландском. В общежитии этой школы способный, высокородный, а временами и сноб, Кано стал беззащитным объектом жестоких насмешек со стороны ревнивых старшеклассников. В этой школе юный Кано вскоре стал первым учеников, но не приобрел симпатии учителей, преподававших физическое воспитание. Товарищи по учебе смотрели на него сверху вниз, причем буквально, поскольку Кано с рождения был слабым и, даже по японским меркам, низкорослым. Кано, разумеется, был чрезвычайно удручен столь печальным положением и именно в этот беспокойный период впервые услышал о дзю-дзюцу, боевом искусстве, в котором небольшая физическая сила позволяла противостоять сильным атакам. Кано не удалось заняться дзю-дзюцу именно в то время, но он все же пытался укрепить свое тело, обратившись к различным видам спорта, включая появившийся в Японии совсем недавно бейсбол.

В 1874 году Кано поступил в Токийскую школу иностранных языков, где продолжил изучение английского языка. Его прежние учителя английского были голландцами и немцами, и он совершенно растерялся, столкнувшись с настоящим британским и американским произношением. Примечательна та неутомимость, с какой Кано изучал английский язык в достаточно трудных условиях. В то время редкими были обычные словари; студенты академии часто довольствовались одним экземпляром учебника на всех, а перед экзаменом "смена" Кано в очереди на учебник нередко приходилась на время с часа ночи до пяти утра. Несмотря на эти трудности, Кано в совершенстве овладел языком и большую часть своей жизни вел дневник на английском (позже Кано записывал технические детали своего учения будо также на английском - вероятно, для того чтобы держать их в секрете. Его письменный английский Бу-дзюцу - боевые искусства как совокупность технических приемов, в отличии от будо - боевых искусств как систем интегральной физической и духовной тренировки - совершенно великолепен и считается в Японии одним из лучших образцов). Окончив школу языков, Кано поступил в Академию Каисэи, еще одну школу, поддерживаемую правительством. В 1877 году она стала Токийским университетом, и Кано удостоился чести стать одним из самых первых выпускников этого лучшего национального учебного заведения Японии. Кано выбрал своим основным направлением политические науки, философию и литературу (как оказалось, любимейшим его предметом стала астрономия). В то время Кано вновь столкнулся с задирами и буянами, как вне, так и на территории студенческого городка, и исполнился еще большей решимости приступить к изучению дзю-дзюцу. Однако в тот исторический период было совсем нелегко найти себе подходящего учителя. В период Токугавы (1800 - 1868) в любом районе Японии к учителям боевых искусств относились как к само собой разумеющемуся явлению, а каждый самурай, будь то мужчина или женщина, проходил интенсивную подготовку в бу-дзюцу. Однако с момента краха в 1868 году феодальной системы поддержка академий боевых искусств со стороны государства иссякла, и большинство из них закрылось. Более того, с переходом страны к западному образу жизни большая часть японцев потеряла интерес к классическим боевым искусствам. "Времена изменились, и подобные вещи стали теперь бесполезными", - откровенно предупреждал Кано не только его отец, но и многие бывшие мастера боевых искусств. Но Кано упорствовал и наконец в 1877 году нашел хорошего учителя, Хатиносукэ Фукуду (1929 - 1880) из Тэнсин Синъе-рю. В этом Рю, основанном Матаэмоном Исо (скончался в 1862), занимались относительно новым стилем дзю-дзюцу, и основное внимание в нем уделялось атэми (поражению анатомически слабых точек) и технике захвата. Говорят, что Матаэмон освоил многие свои приемы в уличных схватках с бродягами, терроризировавшими местное население (к концу периода Сегуната закон и порядок пришли к полному упадку); предположительно, он владел 124 видами различных ударов кулаком...

Пятидесятилетний Фукуда, зарабатывающий себе на жизнь хиропрактикой, занимался в небольшом додзе с несколькими постоянными учениками. Фукуда был требователен в обучении своих немногочисленных учеников, и, как вскоре выяснилось, никто из них не был столь прилежен в занятиях, как Кано. Кано от всей души предался занятиям и, даже если рядом никого не было, занимался в одиночестве и выполнял различные движения с тяжелым железным шестом, который ему преподал Фукуда (судя по всему, Кано одновременно изучал бо-дзюцу, сражение на палках, в додзе при Ягю Сингэн-рю). Изодранная в клочья уваги (тренировочная куртка) Кано, хранимая ныне семьей Кано как одна из реликвий, говорит о том рвении, с каким он отдавался тренировкам. Его преследовали травмы. Перед занятиями Кано непременно покрывал тело сильнодействующим, но отвратительно пахнущим бальзамом собственного приготовления и потому быстро получил среди своих одноклассников прозвище "Кано благоухающий". Каждый вечер, вернувшись домой, он показывал старшему брату и сестре то, чему научился в додзе в течение дня. Во время занятий дотошный Кано докучал Фукуде просьбами о подробнейшем объяснении каждого приема - точного расположения рук и ног, правильного "угла вхождения", распределения веса и так далее - но учитель обычно произносил только: "Подойди", - и вновь отправлял Кано на землю, пока пытливый ученик не обретал практического понимания приема благодаря опыту "из первых рук". Главным партнером по упражнениям для Кано был могучий тяжеловес по имени Фукусима. Он постоянно побеждал Кано в рандори (соревнования в вольном стиле), и Кано обратился за советом к своему другу, борцу сумо, надеясь, что приемы этой борьбы дополнят его опыт. Однако сумо не смогло помочь ему, и Кано отправился в Токийскую библиотеку, желая посмотреть, что предлагается в книгах по западной борьбе. Там он обнаружил технику, которую в впоследствии назвал ката-гурума ("мельница"). После долгой подготовки и планирования этой домашней заготовки, он решился вызвать Фукусиму на бой. Придя на тренировку раньше обычного, он сел в углу и еще некоторое время наблюдал за манерой борьбы и передвижениями своего потенциального соперника. В конце тренировки Кано переоделся и, с уважением поклонившись Фукусима, просил провести с ним поединок. Тот рассмеялся и охотно согласился. Имея опыт многочисленных побед, он был уверен в успехе и на этот раз. Кано встал в двух метрах от соперника и, казалось, не имел никаких намерений атаковать. Несколько обескураженный и раздосадованный Фукусима сделал шаг вперед и, одновременно со своим вторым шагом, молниеносно захватил ворот кимоно хрупкого Кано. Именно этого и ждал подготовивший и предвидевший ситуацию соперник. Захватив разноименной рукой атаковавшую руку, развернувшись на четверть оборота к противнику и согнув ноги в коленях, второй рукой он подтолкнул теряющего равновесие Фукусима. В гробовом молчании присутствующих тот с грохотом приземлился на всю спину. Удивление зрителей усиливалось тем, что поверженный соперник, ошеломленный броском, долго не мог подняться. Эта победа была важна тем, что дала создателю Дзюдо возможность убедиться в правильности рассуждений о значимости такого раздела техники, как кудзуси (выведение из равновесия).{youtube}kJzq_8UvU00{/youtube}

В мае 1879 года Кано и Фукусима попали в отборную группу мастеров боевых искусств, организованную для инсценированной демонстрации бывшему президенту Соединенных Штатов Гранту во время его визита в Японию. Представление было принято генералом Грантом и другими американцами весьма благосклонно и широко освещалось в прессе США. К несчастью, вскоре после этого, в возрасте пятидесяти двух лет, скончался учитель Кано, Фукуда. Кано пытался самостоятельно проводить занятия в додзе, но очень скоро понял, что ему самому еще не хватает подготовки. Кано продолжил свою учебу в Тэнсин Синъе-рю у Масамото Исо (1818 -1881), сына основателя этой школы. В то время Масамото было за шестьдесят, и он уже не участвовал в рандори, но все еще считался мастером ката, приемов, проводимых согласно определенной схеме (позже Кано рассказывал своим ученикам, что ката в исполнении Масамото были "самым прекрасным зрелищем из всех, что мне приходилось видеть"). Кроме того, тело Масамото было словно отлитое из чугуна и без ущерба выдерживало прямой удар деревянного меча. Обучение у Масамото позволило Кано овладеть мастерством выполнения различных ката и получить значительный опыт рандори - в додзе Масамото занималось тридцать учеников и Кано ежедневно нужно было провести поединок с каждым из них.Очень часто его тренировки заканчивались лишь к одиннадцати часам вечера, и совсем нередко усталость едва позволяла ему доползти до дому. Когда же Кано добирался домой, он продолжал заново переживать все свои бои во сне и пробивал ударами рук и ног дыры в бумажных стенах своей комнаты. По мере того как Кано становился сильнее и рос в своем мастерстве, возрастала его уверенность в себе. На демонстрации, проводимой в Тоцука-рю при Токийском университете, Кано стремительно выпрыгнул из толпы зрителей и присоединился к рандори, поразив при этом непосредственностью своей импровизации как зрителей, так и самих участников. С другой стороны, Кано обнаружил, что чрезмерная самоуверенность может быть опасной - в додзе Масамото он провел очередной бросок слишком небрежно и был буквально пригвожден к полу новичком. Столь явный сигнал тревоги показал Кано, что нельзя недооценивать противника.

В 1881 году, после смерти Масамото, Кано вновь остался без учителя. На этот раз он отправился учиться к Цунэтоси Ийкубо (1835-1889) из Кито-рю. Родословная Кито-рю уходит к середине семнадцатого века. Во времена Кано Кито-рю сосредотачивалась, в первую очередь, на нагэ-вадза, техниках броска. Как стиль, так и содержание обучения в Кито-рю существенно отличались от принципов Тэнсин Синъе-рю, и Кано был очень рад познакомиться с новым подходом к дзю-дзюцу. Хотя Ийкубо было уже за пятьдесят, он продолжал вести занятия в течение целого дня и по-прежнему превосходил своих молодых учеников в рандори. Вероятно, это был самый искусный мастер боевых искусств из всех, у кого Кано доводилось учиться (в своих воспоминаниях Кано говорит: "У мастера Фукуды я научился тому, какой должна быть работа моей жизни, у мастера Масамото я научился тонкой природе ката, у мастера Ийкубо я освоил множество приемов и научился важности своевременности").

Посвящая тренировкам все вечера, Кано не менее усердно погружался днем в книги, получая в Токийском университете отличные оценки. Кано закончил Токийский университет в 1881 году, но остался там для дальнейшего обучения еще на год. Летом 1882 года он получил диплом преподавателя литературы, что в те времена делало его преподавателем высшей интеллектуальной элиты японского общества. Доктор Кано решил продолжить образование в школе пэров, что в будущем открывало ему перспективу карьеры государственного служащего. Но увлечение дзю-дзюцу, ставшее делом жизни, изменило его судьбу. В феврале 1882 года он перебрался в Эйсе-дзи, небольшой буддийский храм секты Дзедо в районе Симо-тани города Токио. Там, в возрасте двадцати двух лет, он основал Кодокан, "Институт Изучения Пути".Свое время Кано делил между буддийской практикой и научной работой. Большую часть дня он проводил со своими учениками в храме, где ел, шил и ремонтировал одежду для тренировок, проводил беседы и занятия. Одновременно ему приходилось выполнять функции преподавателя знаменитого лицея Гекусюин, в котором учились дети привилегированных особ. Занятия начинались ранним утром. Вторую половину дня Кано посвящал Дзюдо, затем делал записи и готовил план на следующий день, переводил с иностранных языков, засиживаясь иногда далеко за полночьКано уже давно был влюблен в дзю-дзюцу и верил, что его необходимо сохранить как культурную драгоценность Японии; однако он был убежден и в том, что дзю-дзюцу следует приспособить к современным условиям. Он чувствовал, что основополагающие принципы дзю-дзюцу следует систематизировать в форме Кодокан Дзюдо, дисциплины разума и тела, воспитывающей мудрость и добродетельную жизнь.Будучи последователем самурайских традиций, Кано в своих теоретических разработках отталкивался от идей дзэнского патриарха восемнадцатого века Такуана, изложенных в двух секретных трактатах, переданных основателям школы Кито-рю. Такуан утверждал, что победа может быть достигнута сочетанием твердости духа и концентрации воли с естественной свободой движений. Внутренняя "пустота", рассеянное сознание, не сконцентрированное ни на чем, непоколебимое спокойствие, предельное самообладание - качества, обеспечивающие успех в борьбе. Сравнивая дзю-дзюцу с Хи-наянои, "малой колесницей" с ограниченным размахом, он уподобил Кодокан Дзюдо Махаяне, "великой колеснице", охватывающей как личность, так и общество в целом. "Если труд человеческого существа не приводит к благу общества,- говорил Кано,- жизнь этого человека тщетна". Что же касается термина Дзюдо, который означает "путь мягкости", то он существовал уже несколько столетий. Некоторые старые тексты, к примеру, определяют Дзюдо как "путь, который следует течению вещей", что истолковывается в Кодокан Дзюдо как "наиболее эффективное использование энергии". В течение первой половины 1883 года Ийкубо продолжал обучать Кано и по-прежнему одерживал над ним верх. Наконец, однажды Кано уловил ключевой момент дзюдо: "Если партнер тянет, я толкаю; если он толкает, я тяну". С этого времени он смог соревноваться со своим учителем на равных.

Хотя осенью 1883 года Ийкубо даровал ему право преподавания в Кито-рю, Кано все еще было трудно привлекать учеников из-за молодости и недостатка должного тренерского опыта. В 1883 году у него формально зарегистрировалось всего лишь 8 учеников, а на следующий год их было10. К 1885 году число желающих обучаться у него возросло до 54 человек, к нему обратились даже несколько иностранцев. В 1886 году Кано переехал в Фудзи-ми-те, и там ему удалось построить прекрасное здание на 40 матов. В додзе при Фудзими те ученики с уровнями дан впервые начали носить черные пояса как знак своего статуса. Многие школы старых стилей, подобные Синдо Рокуго Кай, объединялись, чтобы противостоять Кодокан Дзюдо, но такие организации просто не могли сравниться с подробно продуманной и тщательно спланированной системой Кано. К 1889 году, когда Кано вновь перебрался в район Ками-Нибан-те, у него уже было более полутора тысяч постоянных учеников и несколько отделений Кодокана в разных частях Токио. Кодокан Дзюдо уверенно прокладывал свой путь к выдающемуся положению в мире боевых искусств современной Японии. В августе 1889 года Кано оставил свой пост в Гакусюин и, по требованию Императорского хозяйственного агентства, готовился предпринять длительное путешествие по образовательным заведениям Европы. Оставив своих старших учеников Сайго и Томиту во главе Кодакана, в сопровождении еще одного официального лица из Императорского хозяйственного агентства он отплыл из Иокогамы 15 сентября 1889 года. Сделав недолгую остановку в Шанхае, они прибыли в Марсель в октябре. В течение следующего года Кано посетил Лион, Париж, Брюссель, Берлин, Вену, Копенгаген, Стокгольм, Амстердам, Гаагу, Роттердам и Лондон, а на обратном пути остановился в Каире, чтобы увидеть пирамиды. Самым сильным впечатлением Кано за время путешествия стало огромное число церквей и соборов, и тогда он впервые осознал, что религия обладала в европейском обществе всепроникающей силой. Поразила Кано и бережливость европейцев, старающихся ничего не терять впустую. Такая добродетель, распространенная в других странах, вновь подтвердила одно из основных убеждений Кано: в дзюдо, как и в повседневной жизни, человек должен стремиться к наиболее эффективному использованию предметов и энергии. В целом, Кано был чрезвычайно доволен своей первой поездкой в Европу и чувствовал, что японцы и европейцы вполне могут сотрудничать на дружественной основе. После посещения Египта в компании англичанина, француза, голландца, швейцарца и австрийца, Кано с гордостью рассказывал своим друзьям в Японии, что он один смог взобраться на вершину пирамиды и спуститься вниз без посторонней помощи и передышек. Во время долгого путешествия домой Кано беседовал с попутчиками о Дзюдо и демонстрировал им его действенность. На корабле служил очень сильный русский матрос, и ради развлечения был устроен бой между ним и Кано. Матрос быстро взял Кано в крепкий захват, и мастеру Дзюдо удалось на лету изобрести новый прием - наполовину коси-нагэ, наполовину сэой-наге - и одолеть своего противника броском. Больше всего толпу наблюдающих поразило не то, что такой маленький человек смог одолеть такого огромного, но то, что Кано удерживал матроса таким образом, чтобы тот не получил повреждений, ударившись о палубу. Кано вернулся в Японию в середине января 1891 года; его путешествие длилось шестнадцать месяцев. В 1891 году Кано, которому исполнился 31 год, решил, что пора обзавестись семьей, и, после поисков подходящей партии с помощью старших, женился в августе того же года на Сумако Такэдзоэ. Увы, уже в следующем месяце Кано пришлось покинуть жену и принять должность директора Пятой высшей школы в отдаленном Кумамото. Как обычно, нововведения в образовании медленно доходили до провинциальных районов, поэтому Кано рассматривал свою работу в Пятой высшей школе как особое испытание. Бюджет ее был мизерным, хозяйство скудным, а учителя - недостаточно подготовленными. Не было в ней и додзе. В отсутствие средств на его постройку, Кано и его ученики вынуждены были заниматься прямо под открытым небом. В 1893 году Кано вернулся в Токио и занял пост директора Первой высшей школы, а немногим позже - ту же должность в Токийском педагогическом училище. Теперь он смог воссоединиться со своей женой, и в конце года у него родился первый ребенок, девочка. У этой супружеской пары было восемь детей - пять девочек и три мальчика.

На следующий год в Сима Томидзака-тё был выстроен прекрасный додзё на сто матов, и тогда впервые была назначена небольшая оплата за обучение (в течение всей жизни Кано оплата занятий в Кодокане оставалась вполне приемлемой благодаря поддержке множества щедрых покровителей). Во время русско-японской войны 1904-1905 годов многие старшие воспитанники Кодокана, включая генерала Хиросэ и адмирала Асано, погибли в боях. Кано предостерегал своих соотечественников от ложной самоуверенности после неожиданных побед Японии над Китаем и Россией. Китай, отягощенный безнадежно продажным имперским двором и устаревшей армией, терпел поражение изнутри; Россия была не способна в достаточной мере снабжать отдаленный Дальний Восток войсками и боевой техникой, но, если бы война велась поближе к Москве, ее результаты могли бы быть совершенно противоположными. "Война никогда не идет на пользу, - писал Кано, - и непрерывные сражения рано или поздно приводят к поражению". В 1906 году Кодокан вновь расширяется; на сей раз он переезжает в додзё на двести семь матов в районе Симо-Томисака-тё. Примерно в то же время стандартом становится дзю-до-ги (форменная одежда дзюдо) в том виде, в каком она известна нам сегодня (прежде брюки часто были очень короткими, а куртки шились по самым разным образцам). В 1908 году японский парламент принимает закон об обязательном обучении кэн-до или дзюдо в средних школах.Широта взглядов Кано на проблемы физического воспитания не позволяла ему замыкаться в рамках одного, хотя и любимого, вида спорта. Заслугой этого человека является создание Легкоатлетического союза Японии, позднее вошедшего в Международную федерацию легкой атлетики. Появление в 1911 году Японской ассоциации любительского спорта также обязано усилиям доктора Кано.

В 1909 году Кано избирается первым японским представителем в Международном Олимпийском Комитете. Хотя Кано был предельно добросовестным членом этого комитета и в конце концов добился проведения Олимпийских Игр 1940 года в Токио, он занимал довольно неоднозначную позицию по отношению к введению Кодокан.Дзюдо в программу Олимпийских Игр. Как уже упоминалось, Кано был глубоко обеспокоен возрастанием значения спортивных побед и боялся, что олимпийское дзю-до может стать орудием национализма. Разумеется, он одобрял открытые международные турниры, но не хотел, чтобы они стали формой противостояния между различными странами и мерилом расового превосходства (дзю-до вошло в список олимпийских видов спорта лишь в 1964 году, спустя много лет после смерти Кано, и следует признать, что демонстрируемое на Олимпиадах дзю-до имело мало общего с исходными идеалами Кодокан Дзю-до).

С 1910 по 1920 годы Кано неутомимо продолжал преподавание и поездки. В возрасте шестидесяти лет он покинул пост директора Токийского высшего педагогического училища и отправился в длительное путешествие по Европе и Соединенным Штатам. Большое землетрясение в Канто в 1923 году пощадило Кодокан и не причинило ему серьезных повреждений, поэтому поездки и лекции Кано продолжались. Помимо прочего, он выступил с речью "Необходимость английского образования в современном международном обществе". Последние двадцать пять лет жизни Кано прошли в почти непрерывных путешествиях по родине и за границей. За свою жизнь он тринадцать раз пересек океан и посетил четыре континента. Несмотря на непрестанные сложные поездки, Кано никогда не жаловался на усталость; ему не нравилось слышать фразу "Оцукарэ-сама дэсита" ("Вы, должно быть, устали?"), и, возвращаясь из очередного путешествия, он отмахивался от любого подобного приветствия. , Кано любил жизнь. Он наслаждался хорошей кухней и приятными напитками Востока и Запада (но ненавидел курение; он мог отказаться от присутствия на банкете, на котором было разрешено курить). Полный энтузиазма каллиграф и заядлый игрок в сякухати, Кано покровительствовал традиционным японским искусствам, в частности классической музыке и танцу. Ему очень нравились серьезные беседы о внутренних и международных делах, и нередко споры в его кабинете в Кодокане затягивались далеко за полночь.Нет ничего неожиданного в том, что при таком непоседливом образе жизни Кано скончался во время путешествия. В 1938 году Кано отправился в Каир на заседание Олимпийского Комитета, на котором обсуждалась организация Олимпийских Игр 1940 года в Токио (в конце концов, эта Олимпиада была сорвана из-за начала Второй мировой войны). Европейские представители предлагали провести Игры в августе, но Кано предложил сентябрь: "В августе в Японии очень жарко и влажно. Японцы, которые привыкли к такой удушливой жаре, получат решающее преимущество перед спортсменами других стран".

Возвращаясь в Токио на судне "Хикава-мару", Кано заболел и тихо скончался 4 мая 1938 года, в возрасте семидесяти восьми лет.
Жизнь и учение Кано лучше всего отражаются словами, которые он писал, создавая Кодокан Дзю-до: "Учение одного добродетельного человека способно повлиять на многих; то, что было хорошо усвоено одним поколением, будет передано сотням поколений".

Информация с сайта:http://www.budopeople.ru/biografii-masterov/dzudo-i-sambo/dzigoro-kano.html

Cокаку Такеда

(1860-1943)

 Сокаку Такеда был представителем последнего поколения самураев, блестящим мастером боевых искусств и талантливым учителем, опыт которого был результатом интенсивных занятий, ценой больших жертв с юного возраста. 
Академические знания, полученные от инструкторов в тренировочном зале, он довёл до совершенства в настоящем, не сдержанном ни правилами, ни страхом официального запрета, бою с мастерами, пологавшими себя более сильным и опытным, чем он. 
Сокаку Такеда родился в провинции Айдзу 10 октября 1860г. Он учился Дзю-дзюцу у своего деда Соэмона Такеды и Бо-дзюцу - у своего отца, который был известным мастером Сумо и чемпионом клана Айдзу. В юности он изучал мастерство владения мечом в школе Оно Ха Итто-рю под руководством Томы Сибуи в Токио и в школе Дзики-синкагэ-Рю у Кэнкити Сакакибара. 
Тома Сибуя был известным мастером работы с мечом очень высокого класса, а его приемный сын учился вместе с Хакудо Накаяма, который широко известный как отец современных Кэндо и Иайдо. А Кэнкити Сакакибара, последний мастер меча эпохи Мэйдзи, особенно прославился тем, что успешно разрубил шлем работы мастера-оружейника Метина, что никому и никогда не удавалось сделать. 
В 1886 г. Сокаку Такеда получил Мэнке Кайден (свидетельство об окончании) школы Оно Ха Итто-рю. В Июне того же года умер его старший брат, и семейные обязанности заставили его вернуться в родную провинцию Айдзу. 
По возвращении он встретил Таномо Сайго, главу клана Айдзу, который был, учеником деда Сокаку, и мастером меча школ Мидзогути Ха Итто-Рю и Косю-Рю Гунгаку. У Таномо Сайго изучал Айки-Бу-Дзюцу, включавшее работу с мечом, с копьем и другими видами оружия и, как легко догадаться, был очень способным учеником. 
Дайто-рю Айки-Бу-Дзюцу было комплексной боевой системой включавшей бросковый приемы, приемы удержания, выхватывания меча с одновременным нанесением удара, применение копья и техника захватов. 
За 6 месяцев, проведенных вместе, Таномо Сайго передал своему одаренному ученику все свои знания, включая секреты Дайто-Рю Айки-Бу-Дзюцу. 
С 1880 по 1898 г. Сокаку Такеда вдоль и поперёк объездил Японию, соревнуясь со всяким сколько-нибудь заметным мастером боевых искусств, в который только принимал его вызов. 
Он не просил поблажек или особых особых условий при встречах с теми, кто считался сильнее него. Фактически, он уменьшал свои преимущества, используя только излюбленное оружие своего противника, т.е. сражался копьем против мастера копья и мечом- против знаменитого мастера меча. 
Он никогда не терял уверенности в себе, а число его учеников , невзирая на непрерывные разъезды и отсутствие постоянного тренировочного зала, превысило 30 тысяч, и среди них были дворяне, члены правительства, бывшие Дайме (помещики-самураи) и высокопоставленные чиновники. 
Сокаку Такеда был представителем последнего поколения самураев, блестящим мастером боевых искусств и талантливым учителем, опыт которого был результатом интенсивных занятий ценой больших жертв с юного возраста. 
Академические знания, полученные от инструкторов в тренировочном зале, он довел до совершенства в настоящем не сдержанном ни правилами, ни страхом официального запрета, в бою с мастерами полагавшими себя более опытными, чем он. 
Эти соревнования ни в кое мере не были дружескими, и в них смерть участников была довольно обычным явлением. 
И даже годы интервенции не помешали дойти до нас многим историям, показывающим характер и практические способности этого человека. 
В 1910 г. в сельской местности, по которой путешествовал Такеда, объявился жестокий грабитель, действовавший настолько успешно, что люди, за исключением самых сильных, боялись путешествовать в темноте. 
Полиция, несмотря на огромные усилия, не могла с ним покончить. Неожиданно и по неизвестным причинам деятельность разбойника прекратилась. Поиски полиции позволили обнаружить труп, глубоко увязший вниз головой в грязи, на рисовом поле недалеко от дороги, по которой обычно ездил Такеда. 
Деревенские жители не интересовались подробностями этого счастливого исхода и считали, что мастер Айки-Дзюцу бросил негодяя с такой силой, что тот не смог выбраться из заболоченного места и задохнулся. 
С другой стороны, возможно, он умер от того, что у него была сломана шея. И полиция, и население, несомненно, были очень довольны такой развязкой и поэтому особо не расследовали действительные причины смерти. 
Пятью годами позже Такеда участвовал в столкновении с полусотней дорожных рабочих и вышел из него невредимым, нанеся большой ущерб численно превосходящим силам врага. 
В то время многие строительные и дорожные рабочие набирались из бывших преступников или бандитов. 
Когда началась схватка, врагов было полсотни на одного - вооруженных тобигути (длинными шестами с железными крюками на конце), железными болванками и наконечниками копий. Сначала Такеда просто бросил нескольких нападающих. Однако, когда в ход пошли мечи, он тоже вооружился исходным образом - и это стоило жизни девятерым бандитам. 
Этот случай прекрасно демонстрирует силу и гибкость Айки-Бу-Дзюцу как комплексной боевой системы. За счет способности без колебаний переходить от работы без оружия к работе с оружием Такеда вышел победителем из такой схватки, которая на первый взгляд казалась совершенно безнадежной. 
Если бы Сокаку Токеда жил в наше время, его, без сомнения, сочли бы эксцентричным человеком. 
Поговаривали даже, что он всегда носил с собой собственную чайную посуду, из которой только и считал возможным пить, и ел лишь ту пищу, что готовил он сам или его старший ученик. (В давние годы для самураев было обычно беречь свою жизнь таким способом.) Его поведение было, по крайней мере, несколько вызывающим, что показывает, например, следующий инциндент: 
В 1904 г. американец Чарльз Пэрри, учитель английского языка в школе Дайни Коко колледжа Сэндай, пожаловался контроллеру в поезде на плохо одетого пассажира, занимавшего место в вагоне первого класса, которое он, похоже, не имел возможности оплатить. 
Проверка, показавшая, что у пассажира действительно был билет самого высокого класса, привела его в такую ярость, что он попросил показать того человека, кто на него жаловался. Узнав что тот был, ехавший в вагоне крупный иностранец, маленький Такеда, в котором было всего 150 см роста и 52 кг веса, схватил Пэрри двумя руками (прием ёнкё) и вытащил на открытую платформу в задней части поезда. 
Мы никогда не узнаем о том, что там произошло, но, безусловно, это произвело очень сильное впечатление на бедного м-ра Пэрри. Он по приезду в США, сообщил, что Дайто-Рю Айки-Дзюцу - это высшая система единоборства, результатом чего было приглашение от президента Рузвельта с просьбой прислать в США инструктора для демонстрации этих странных, но эффективных приемов. 
направил туда Синдзо Нарада из отдела полиции Сэндай, одним из первых учеников которого в США стал Чарльз Пэрри, бывшая жертва его собственного гениального учителя.
Если бы он жил в наше время, Его, считали бы эксцентричным человеком. Говорили, что он всегда носил собой собственную чайную посуду, из которых только и считал возможным пить, и ел лишь ту пищу, что готовил он сам или его ученик. Его поведение во многих случаях было вызывающим. 
Сокаку Такеда - это связующее звено между нашим временем и эпохой самураев. Именно он обеспечил передачу истинного Айки-Бу-Дзюцу через своих учеников последующим поколениям. 
В те времена параллельно с ним работали и другие, чьи способности были сравнимы с его талантом, но никто не превзошел его достижений и никто не оставил более прочной основы для дальнейшего развития боевого искусства. Прожив полную, удачную и, очевидно, очень интересную жизнь, Сакаку Такеда скончался от естественной старости 25 апреля 1943 г. 
За два года до этого у него начался паралич, и многие тогда поверили в близость конца. 
Сокаку Такеда отчасти восстановил свою былую силу и за два месяца до смерти, несмотря на паралич, на занятиях в отделе полиции города Муроран даже бросил дзюдоиста 6-го дана.  В день, когда его не стало, возле станции Аомори на северной оконечности основного японского острова Хонсю он почувствовал себя плохо и был принесен учениками в гостиницу города Ито уже мертвым. 
Один из наиболее выдающихся бойцов последнего поколения самураев покинул этот мир в возрасте 83 лет, после чего задача продолжения его работы лежала на его учениках. 
Таномо Сайго, учетель Сокаку Такеды, говорил ему: 
- что время меча кончилось, и Айки-Бу-Дзюцу в их боевой системе должно уделяться основное внимание. Это наставление Сокаку Такеда позже передал своим ученикам. 
Задача продолжения его работы, лежало на его учениках: 
Токимунэ Такеда, Юкиёси Сагава, Такума Хиса, 
Тоёсики Мацуда, Какуёси Ямамото и Морихэй Уэсиба. 
Морихэй Уэсиба был одним из выдающихся учеников Сокаку Такеды

Информация с сайта:http://kempo-do.ucoz.ru/publ/kehmpo/cokaku_takeda_1860_1943/3-1-0-13

О-Сэнсэй Морихэй Уэсиба - создатель Айкидо.

История жизни.


Морихэй Уэсиба, Основатель Айкидо

Морихэй Уэсиба родился 14 декабря 1883 года в городке Танабе префектуры Вакаяма. Он был четвертым ребенком и младшим сыном зажиточного землевладельца Йороки Уэсиба, собственностью которого были два гектара плодородной земли. Йороки пользовался большим уважением в местной общине, он был избран в совет самоуправления и оставался его членом в течение двадцати лет. Мать Морихэя, Юки, происходила из благородного семейства Итокава.

Сыновья в семье воспитывались в духе буддизма. В возрасте семи лет Морихэй начал изучать классиков конфуцианства и буддистские священные писания в храме секты Шингон, расположенном вблизи Дзизоде-ры. Его учитель, священник Кобо Дайши, был талантливым рассказчиком. Мальчика очаровали его чудесные истории, но под их влиянием впечатлительного ребенка стали преследовать повторяющиеся сновидения, что очень обеспокоило его отца. Йороки решил, что физические нагрузки помогут восстановить здоровый сон сына, и стал обучать Морихэя плаванию и сумо.

В Танабе Морихэй окончил начальную школу, и там же в возрасте тринадцати лет был зачислен в недавно открытую местную среднюю школу, которую оставил, не закончив обучения, и поступил в Счетный институт Йосиды. Получив диплом, Морихэй работал в налоговой службе Танабе, где в его обязанности входила оценка земель.

В 1902 году Морихэй уволился из налоговой службы и поехал в Токио, намереваясь создать там собственное торговое предприятие. В период организационных работ перед открытием "Уэсиба Трэйдинг" - компании по торговле канцелярскими и школьными принадлежностями, - он работал коммивояжером в районе Нихом-баси. И именно тогда, во время своего первого пребывания в Токий, Морихэй начал заниматься боевыми искусствами джиу-джитсу и кен-джитсу. Тогда же у него обнаружилась болезнь бери-бери, что и вынудило его оставить Токио и возвратиться в Танабе. Там вскоре состоялось бракосочетание Морихэя Уэсибы и Хацу Итокава. Хацу родилась в 1881 году и выросла в Танабе, Морихэй был знаком с ней с детских лет.

Морихэй Уэсиба на военной службе.

В 1903 году Морихэй был призван в армию, зачислен в 37-ой полк Четвертой дивизии в Осаке. За успехи в боевой подготовке, трудолюбие и честность его называли "королем солдат". Через год, когда началась русско-японская война, он попал на фронт в чине капрала и за беспримерную отвагу в сражениях получил звание сержанта. В периоды затишья в военных действиях Морихэй постоянно занимался боевыми искусствами, посещая додзё мастера Масакацу Накаи в Сакае, где он изучал джиу-джитсу Ягю-рю школы Гото.

В 1907 году Морихэй был демобилизован из армии и возвратился в Танабе, где работал в семейном хозяйстве и участвовал в местной политической жизни, возглавив молодежную ассоциацию городка.

В это время отец Уэсибы предложил посетившему Танабе преподавателю дзюдо Киючи Такаги стать наставником Морихэя. Получив согласие Такаги, Йороки переделал семейный амбар в додзё- Именно здесь Морихеи осваивал дзюдо стиля Кодокан. Одновременно он продолжал посещать додзё Накаи и получил квалификационное свидетельство школы Гото. Так, в делах и занятиях боевыми искусствами, прошли три года.

В 1910 году у Хацу и Морихэя родилась дочь Мацу-ко. В это время Морихэй заинтересовался правительственным планом освоения севера острова Хоккайдо. Он совершил ознакомительную поездку на Хоккайдо, где останавливалсяв гостинице города Энгару. Там и произошло его знакомство с известным мастером боевого искусства Дайто-рю Сокаку Такеда. Техника Дайто-рю потрясла Морихеи, у него появилось желание освоить ее под руководством Такеда. который переселился на Хоккайдо в поисках новой жизни. Морихэй договорился с местной администрацией о возможности переселения в Ширатаки, близ деревни Йобецу. Вернувшись в Та-набе, он организовал группу добровольных переселенцев из членов местной молодежной ассоциации. Группа, получившая название Кишу, состояла из пятидесяти четырех хозяйств (более восьмидесяти человек). В марте 1912 года началось путешествие переселенцев из Танабе в Ширатаки, которое завершилось в мае.

Местность, где и сейчас находится поселок Ширатаки, в те времена была пустошью с бедной почвой, а климатические условия на севере Хоккайдо не были благоприятны для растениеводства. Тем не менее, множество начинаний группы Кишу были успешными, такие как выращивание мяты, разведение лошадей и коров молочных пород. В первый же год были заложены основы деревообрабатывающего предприятия. Морихеи делал все возможное, чтобы добиться успеха этого предприятия, занимаясь одновременно строительством начальной школы и торгового ряда в Ширатаки, благоустройством домов и интенсивными тренировками с Сокаку Такеда (в 1916 году Морихэй получил квалификационное свидетельство Дайто-рю джиу-джитсу).

Вследствие расширения производства древесины Ширатаки быстро разрастался. Но 23 мая 1917 года был почти полностью уничтожен сильнейшим пожаром. В течение года Морихэй вместе с другими переселенцами восстанавливал Ширатаки. Весной 1918 года он был избран в совет местного самоуправления, а в июле того же года родился его первый сын - Такемори, год спустя в семье появился еще один ребенок - сын Кунихару.

Морихэй Уэсиба

Восемь лет жизни Морихэй Уэсиба посвятил освоению Хоккайдо, но беспокойство о тяжело заболевшем отце заставило его возвратиться в Танабе. Известие о болезни отца Морихэй получил в середине ноября 1919 года, и после недолгих сборов семья отправилась в далекое путешествие на юг. При остановке в Киото Морихэй узнал, что в близлежащем Аябе поселился основатель нового, быстро обретавшего популярность религиозного учения Омотокийо - Онисабуро Дегучи, известный своими идеями об умиротворении духа и возвращении к божественному посредством медитаций и физических упражнений. Морихэй решил посетить Дегучи и оставался в Аябе до 28 декабря. Он попросил Онисабуро помолиться за своего больного отца, но Дегучи ответил: "Тот не нуждается в молитвах, кто уже близок к Богу". Эти слова произвели глубокое впечатление на Морихэя.

Йороки Уэсиба умер 2 января 1920 года в возрасте 76 лет. Морихэй тяжело переживал смерть отца и в поисках душевного успокоения решил переехать в Аябе, чтобы быть рядом с Онисабуро Дегучи, религиозное учение которого позволило бы Морихэю обрести мир в своей душе. В Аябе он поселился в районе проживания последователей учения Омотокийо, в доме позади начальной школы, где и прожил вместе с семьей до своего переезда в Токио в 1927 году.

Морихэй глубоко проникся идеей Онисабуро об утверждении мира и взаимопонимания между людьми путем их совершенствования в боевых искусствах. Он присоединился к ученикам Омотокийо, принимая участие в физических упражнениях и медитациях. С помощью Онисабуро он переоборудовал часть своего дома в додзё на 18 циновок, получившее название "Академия Уэсибы". Там он преподавал начала боевых искусств последователям Омотокийо.

К сожалению, первый год пребывания Морихэя в Аябе был отмечен новыми личными драмами: он потерял обоих сыновей. В августе 1920 года заболел и умер Такемори, а в сентябре - годовалый Кунихару.

В течение первого года пребывания Морихэя в Аябе программа обучения в Академии Уэсибы расширялась и углублялась, и стала расти известность великолепного мастера боевых искусств из Аябе. Вместе с этим росло число занимающихся в Академии, и не только за счет последователей Омотокийо. Учиться приехали многие военные моряки с базы Майдзуру. 11 февраля 1921 года власти устроили облаву на штаб-квартиру последователей Омотокийо (впоследствии она получила название "Первый Инцидент Омото"). Несколько человек были арестованы, среди них и Онисабуро. К счастью, неприятности не коснулись Академии и семьи Морихэя. В 1921 году родился я.

В следующие два года Морихэй помогал освобожденному под залог Онисабуро восстанавливать центр Омотокийо, обрабатывал в Теннодэра девять соток земли, полученных от администрации, и все это не прекращая преподавания в Академии.

Повседневные занятия боевыми искусствами и возделыванием земли привели Морихэя к мысли, что между обоими видами деятельности существует несомненное родство - и то, и другое призвано взращивать и лелеять жизнь, защищать и очищать ее. Веру в то. что любое действие ценно только тогда, когда оно наполнено оберегающей любовью и ответственностью за живое, Морихэй принял всем сердцем, и все его поступки в дальнейшем были подчинены ей. Другими словами, эта вера стала лейтмотивом его жизни.

В это время Морихэй увлекся изучением котодама - науки о единстве формы и содержания. Он отказался от формального преподавания Ягю-рю и Дайто-рю, так как пришел к пониманию необходимости преодолеть условные разграничения между духовным и телесным развитием, поскольку они взаимосвязаны. Так зарождалось новое, совершенно оригинальное боевое искусство, основанное на гармоничном развитии духа и тела, а не только на превосходной технике самообороны. В 1922 году Морихэй назвал его "айки-будзютсу".

13 февраля 1924 года Морихэй вместе с Онисабуро и группой учеников Омотокийо тайно покинули Аябе, намереваясь пересечь Маньчжурию и найти в Монголии место, куда можно было бы переместить штаб-квартиру Омотокийо, и где религиозная секта могла бы мирно существовать, не подвергаясь преследованиям со стороны властей. 15-го февраля они прибыли в Мукден, где встретили Лю Чанг Кьюи, известного маньчжурского военачальника, возглавлявшего Северо-западную Независимую Армию. Вместе с Лю они направились вглубь Монголии. В этом путешествии Морихэй взял себе китайское имя Ванг Шу Као. Экспедиция закончилась плачевно. Китайский военачальник Чанг Цо Лин уже поджидал путешественников в Байан Далаи, где они попали в засаду 20 июня. Морихэй, Онисабуро и еще четыре участника экспедиции были арестованы и приговорены к смертной казни. В ожидании исполнения приговора они провели в плену несколько месяцев. К счастью, вмешались сотрудники японского консульства, которые договорились об освобождении пленников и обеспечили их благополучное возвращение на родину.

Это приключение стало серьезным испытанием для Морихэя и его спутников. Понадобились все духовные и физические силы, чтобы сохранить свою жизнь и жизнь своих товарищей.

Возвратившись домой в 1925 году, Морихэй пытался вернуться к прежней жизни, привычным занятиям сельским трудом и боевыми искусствами. К своим обычным тренировкам он прибавил упражнения с копьем и мечом. Однако все воспринималось не так, как прежде. Потрясения, выпавшие на его долю во время пребывания в Монголии, оставили глубокий след в душе Морихэя. Там он обнаружил в себе новые качества. Так, в ситуациях, когда жизнь подвергалась опасности, его спасало внутреннее зрение - под ружейным огнем он видел траектории движущихся пуль, как светящиеся линии.

Однажды открыв в себе интуитивную сверхчувствительность, Морихэй учился осознанно применять ее в своих занятиях "айки-будзютсу".

Весной 1925 года военно-морской офицер, мастер кэндо, вызвал Морихэя на поединок. Морихэй принял вызов и победил практически без борьбы, поскольку мог предвидеть направление ударов соперника прежде, чем офицер успевал поднять свой деревянный меч. Сразу после поединка Морихэй пошел искупаться к водопаду. Под струями воды он испытал ни с чем не сравнимое чувство чистоты духа и тела, как будто заново родился. Ему казалось, что он купается в золотом свете, льющемся с небес, а его тело и душа сами излучают золотое сияние. Он ощутил себя частицей Вселенной. После долгих нравственных исканий смысла будо он, наконец, пришел к осознанию тех фундаментальных философских принципов, которые теперь являются основой айкидо. Другими словами, то было божественное озарение.

Морихэй решил изменить название "айки-будзютсу" на "айки-будо" (дзютсу - искусство, до - путь). "Искусство" подразумевает совершенство техники выполнения приемов, "до" — путь, по которому следует воин, совершенствуясь и духовно, и физически.

С возрастанием известности айки-будо, рос и интерес к нему среди высокопоставленных персон. Осенью 1925 года по приглашению адмирала Исаму Такешита Морихэй поехал в Токио для демонстрации боевых искусств перед множеством сановников в резиденции бывшего премьер-министра Гомбеи Ямамото. Его выступление произвело на всех огромное впечатление. Двадцать один день Морихеи прожил во дворце наследного принца, преподавая боевые искусства.

Весной 1926 года Такешита вновь пригласил Морихэя в Токио. На этот раз Морихэй преподавал в Имперском суде, Министерстве внутренних дел, обучал военных и морских офицеров, финансистов. Пребывание Морихэя в Токио несколько затянулось, а летом из-за кишечного расстройства он плохо себя чувствовал и вынужден был возвратиться на отдых в Аябе.

Получив следующее приглашение адмирала Такешита в феврале 1927 года, Морихэй не мог отказаться от поездки в Токио, но постоянные разъезды стали утомительны, и с благословения Онисабуро Морихэй решил переехать в Токио на постоянное жительство с намерением полностью посвятить себя преподаванию боевых искусств.

В течение двух лет Морихэй снимал в Токио временное жилье, потом поселился в доме неподалеку от храма Сенгаки в районе Курума. Он переделал две комнаты в додзё с восемью циновками. В это время его учениками были Исаму Фудзита, Шойо Мацуи, Кайдзан Накадзато и актер театра кабуки Кикугоро Йонносуки VI.

В 1930 году Морихэй поселился на вилле Ушигоме в районе Вакамацу и начал строительство нового додзё. Именно там его посетил Дзигоро Кано - основатель дзюдо и глава Кодокана. Кано был восхищен мастерством Морихэя, а об айки-будо Дзигоро сказал: "Это -идеал будо". Впоследствии Кано послал заниматься у Морихеи двух своих учеников: Дзиро Такеда и Минору Мочидзики.

В 1930 году произошло еще одно важное для развития айки-будо событие - это был визит генерал-майора Макото Мицура. Тот был скептически настроен к новому будо и приехал в додзё, чтобы посрамить Морихэя. Однако от его скепсиса не осталось и следа, а восхищение основателем айки-будо было столь велико, что Мицура тут же записался к нему в ученики. В дальнейшем, по рекомендации этого генерал-майора, Морихэй стал инструктором Военной Академии Тояма.

Морихэй Уэсиба на открытие Кобукан Додзё.

В 1931 году было завершено строительство главного додзё айки-будо на восемьдесят циновок в районе Вакамацу, где оно стоит и сегодня. На торжественном открытии додзё получило название "Кобукан". Следующие десять лет были первым "золотым периодом" айки-будо. В Кобукане тогда обучалось множество последователей айки-будо, среди них Хисао Камата. Хадзима Ивата, Каору Фунабаси, Цутому Югава, Риндзиро Сирата. В первые годы работы Кобукана там занимались и несколько талантливых женщин. Кобукан называли "адским додзё" из-за высокой интенсивности тренировок.

Следующие несколько лет Морихэй был чрезвычайно занят, поскольку преподавал не только в Кобукане, но и во многих других организованных им в Токио и Осаке додзё: в Токио - Оцука (додзё, спонсируемый Сейдзи Нома, председателем Коданса), Койсикава, Фудзими и Шайбадаши; в Осаке - Сонедзаки, Суйда и Чаусуяма.

Выдающимися учи-деши (постоянными учениками) в это время были Шигеми Йонекава, Дзензабуро Акадза-ва, Годзо Шиода и Тегуми Хоши.

В этот период Морихеи много времени и внимания уделял искусству боя с мечом - кендо. Множество бойцов кэндо стали тогда завсегдатаями додзё Кобукан, среди них Кийоши Накамура, который в 1932 году женился на дочери Морихэя.

Морихэй Уэсиба, Айкибудо.

Морихэй преподавал также в полицейских участках Осаки (по рекомендации Кендзи Томита, начальника полиции префектуры Осака, а впоследствии губернатора префектуры Нагано и ответственного секретаря кабинета министров). Кроме того, он сотрудничал с осакской газетой "Асаши" и тренировал финансистов в Японском Промышленном Клубе.

В 1932 году было основано "Общество Содействия Боевым искусствам Японии", и в 1933 году Морихэй стал его президентом. В мае 1933 года открылся додзё Такеда - постоянно действующий тренировочный комплекс в префектуре Хайого. Со всех концов страны съехались туда молодые люди, чтобы тренироваться и работать, воплощая в жизнь идеи основателя об объединении занятий боевыми искусствами и земледелием.

Морихэй Уэсиба

К середине тридцатых годов Морихэй стал знаменитостью в мире боевых искусств. Глубокое философское содержание его детища - айки-будо, "союза духа, разума и тела" — привлекало общественное внимание к его личности даже в большей степени, чем его непревзойденное мастерство во многих традиционных японских боевых искусствах.

В сентябре 1939 года Морихэй в качестве почетного гостя побывал в Маньчжурии на соревнованиях по боевым искусствам. В показательных выступлениях он сразился с бывшим борцом сумо Тенрю и с легкостью одержал победу. Морихэй стал часто посещать Маньчжурию, консультируя в университете Кэнкоку и других учебных заведениях. Он не прекратил свои поездки даже после начала военных действий в Тихом океане. В последний раз он был в Маньчжурии по приглашению "Великой Ассоциации Боевых искусств" в 1942 году на праздновании десятой годовщины со дня образования прояпонского государства Маньчжуко. Там Морихэй демонстрировал приемы боевых искусств в присутствии императора Пу-И.

30 апреля 1940 года Кобукан получил статус головной организации Министерства здравоохранения и социального обеспечения. Первым президентом этой организации стая адмирал Исаму Такешита. В том же году айки-будо стало обязательным предметом в учебном плане Полицейской Академии, где преподавал Уэсиба.

С началом войны в Тихом океане ученики додзё Кобукан один за другим уходили на фронт. В это время я был учащимся средней школы при университете Васеда. Мне, Кисабуро Одзава и другим молодым ученикам было поручено поддерживать порядок в додзё.

В 1941 году Бутокукай (правительственная организация, объединяющая все боевые искусства) принял айки-будо в свои члены. Морихэй назначил Минору Хираи представителем Кобукана в секции Айки Бутокукая. Именно с этого времени в употребление вошло название "айкидо" вместо "айки-будо".

Во время Второй Мировой войны, после объявления в Токио чрезвычайного положения, основной задачей Морихэя стало сохранение айкидо для будущих поколений. Он эвакуировал штаб-квартиру организации в префектуру Ибараги. Поручив мне ответственность за додзё в Вакамацу, Морихэй с женой переехал в Иваму. Там они очень скромно жили в сарайчике, приспособленном для жилья, до окончания войны.

В Иваме Морихэй начал строительство комплекса, включающего Святилище Айки и Айки Додзо. Святилище Айки, украшенное изнутри изящной резьбой, было закончено в 1944 году. В Святилище хранятся сорок три изваяния божеств, оберегающихайкидо. Айки Додзо, ныне известный как додзё Ибараги, был закончен в 1945 году, незадолго до окончания войны.

Морихэй лично спроектировал комплекс, следуя принципам котодама в расположении его элементов. Все элементы в додзё, молельне и окрестностях расположены соответственно трем универсальным фигурам - треугольнику, кругу и квадрату, символизирующим дыхательные упражнения в котодама. "Когда треугольник, круг и квадрат объединяются в сферическом вращении, возникает состояние совершенной ясности и чистоты. Это - основа айкидо",- объяснял Морихэй.

Во время войны все свои силы я отдавал сохранению додзё Кобукан. Несмотря на массированные бомбардировки Токио американской военной авиацией, додзё не был поврежден, но занятия в нем не могли продолжаться, так как после войны он использовался в качестве приюта для тридцати с лишним бездомных семей. Штаб-квартирой айкидо в это время была Ивама, где мирно жил Морихэй, занимаясь земледелием и обучая молодых людей из окрестностей.

После войны интерес к боевым искусствам заметно ослабел, и будущее айкидо оказалось под сомнением. Однако Морихэй верил в свое детище, и мы вместе упорно трудились, чтобы айкидо утвердилось в послевоенной Японии. Когда столица немного оправилась от военных невзгод и разрушений, мы стали готовить почву для возвращения штаб-квартиры айкидо в Токио.

9 февраля 1948 года было получено разрешение Министерства образования на создание международной организации Айкикай. Тогда же главный додзё в Токио был переименован во "Всемирный Центр Айкидо".

Морихэй Уэсиба.

Когда был учрежден Айкикай, я получил поручение объединить существующие организацииайкидо и планировать их дальнейшее развитие. Тем временем Морихэй оставался в Иваме, поглощенный осмыслением и практикой боевых искусств.

Морихэй Уэсиба, Ивама.

Начиная с 1950 года Морихэй снова стали приглашать для чтения лекций, демонстраций техники айкидо и обучения молодежи. Поскольку возраст Морихэя приближался к семидесяти годам, его превосходная техника могла поддерживаться только исключительной силой его духа, а не тем неистовым напором и физической силой, которые были присущи ему в молодости. Он особо подчеркивал, что главным источником айкидо является любовь. Первый иероглиф в названии "ай" - гармония, читается точно так же, как иероглиф, в японском языке обозначающий любовь. В зрелые годы Морихэй сконцентрировал внимание учеников на сходстве не только звучания, но и смысла этих двух слов.

В 1954 году штаб-квартирой айкидо снова стал Токио. Токийский додзё, ставший базовым для организации Айкикай, получил новое название: "Главный Додзё Айкидо". В сентябре 1956 года Айкикай провел первую после окончания войны публичную демонстрацию боевых искусств на крыше универмага Такашимайя в районе Токио Ни-хомбаси. Демонстрация продолжалась пять дней и оставила неизгладимое впечатление у высокопоставленных иностранных гостей. Морихэй всегда был против публичных демонстраций, но он понял, что теперь Япония вступила в новую эру, и согласился проводить демонстрант ради дальнейшего развития айкидо.

1956 год можно назвать годом международного признания айкидо. В Токио стали съезжаться со всех континентов желающие обучаться айкидо. По всей территории Японии открывались новые додзё, айкидо изучали в университетах, промышленных компаниях, правительственных учреждениях. Так начался второй "золотой период" айкидо.

С возрастом Морихэй стал все меньше заниматься делами Айкикая, поручив мне заботы по организации занятий в Главном Додзо. Тем не менее, он продолжал лично участвовать в демонстрациях, а в январе 1960 года был снят фильм о Морихэе: "Мастер Айкидо", в котором он сам демонстрировал технические приемы.

14 мая 1960 года Айкикай организовал демонстрации айкидо в районе Шинзуки в Токио. Морихэй участвовал в них и своим показательным выступлением, названным "Сущность Айкидо", просто поразил аудиторию.

Позднее в этом же году император Хирохито наградил Морихэя и обладателя десятого дана по кюдо Йосабуро Уно орденами Шидзухосо. Ранее только три мастера боевых искусств были награждены этим орденом: мастер дзюдо Киузо Мифуне и мастера кэндо Кинносуко Огава и Сейдзи Мошида.

Морихэй Уэсиба, основатель Айкидо.

28 февраля 1961 года Морихэй посетил Соединенные Штаты Америки по приглашению гавайского филиала Айкикай. Во время этого визита основательайкидо сделал такое заявление: "Я прибыл на Гавайи с целью построить "серебряный мост". До сих пор я трудился в Японии, создавая "золотой мост" для объединения страны, но отныне я хотел бы построить мост, объединяющий разные страны мира в гармонии и любви, заложенных в айкидо. Я считаю, что Айки, дух боевых искусств, сможет объединить людей мира в гармонии, в истинном духе будо, в неизменной всеохватывающей любви".

7 августа 1962 года в честь шестидесятилетнего юбилея занятий Морихэя боевыми искусствами в Святилище Айки был организован большой фестиваль айкидо. А в 1964 году Морихэй получил новую персональную награду от императора Хирохито за заслуги в развитии боевых искусств.

14 марта 1967 года в Токио состоялась церемония начала строительства нового Главного Додзё. В этот же день в Иваме Морихеи провел первую церемониальную борозду Нового года. Строительство нового здания додзё, трехэтажного бетонного строения, было завершено 15 декабря 1967 года. Одну из комнат этого здания Морихэй использовал как кабинет и спальню, и теперь она называется Комнатой Основателя.

Морихэй Уэсиба, основатель Айкидо.

Торжественное открытие нового Главного Додзё состоялось 12 января 1968 года. Речь Морихэя на церемонии открытия была посвящена сущности техники айкидо. В этом же году было построено новое здание дод-зо в Хокайдо, Хибия. На праздновании в честь открытия этого додзё Морихэй провел, как оказалось, свою последнюю демонстрацию айкидо.

15 января 1969 года Морихэй посетил празднование Нового года в Главном Додзё. Он ничем не болел, но его физическое состояние быстро ухушалось. Морихэй тихо скончался 26 апреля 1969 года в 17 часов. Церемония прощания с Основателем началась в Главном Додзё 1 мая в 19 часов 10 минут. В этот день Основатель был удостоен посмертной награды от императора Хирохито. Его прах захоронен в семейном склепе Уэсиба на кладбище Танабе, пряди волос Основателя помещены в Святилище Айки в Иваме, в Главном Святилище Кумано и захоронены на семейном участке кладбища в Аябе.

Я был избран преемником своего отца на посту Айки Досю единогласным решением Айкикай 14 июня 1970 года.

Киссёмару Уэсиба.

Главы из книги "Будо - учение основателя Айкидо" Издательство "Феникс" 1999г.

Информация с сайта:http://www.buyukan.ru/articles/budo_osensei.htm

Саотомэ Мицуги - "Мусуби"

Айкидо - обучение мудрости. Если вы не обладаете чувствами самоконтроля и доверия самим себе, если вы не можете ясно видеть самих себя, то вы никогда не приобретете знаний, никогда не сможете доверять другим людям, и, естественно, вы никогда не сможете контролировать их. Целью занятий Айкидо является не создание агрессивных бойцов, а шлифовка мудрости и самоконтроля. Как занимающиеся Айкидо, вы должны научиться улучшать и шлифовать себя, а не бороться с другими людьми.

Ключ к этому процессу - и сердце Айкидо - мусуби. Это слово можно приблизительно перевести как "единение" или "гармоничное взаимодействие". На практике мусуби означает возможность слияния - как физического, так и умственного - с движением и энергией вашего партнера. Мусуби - это обучение хорошей взаимосвязи. В любом взаимодействии между людьми существует связь, заметная или нет. Для вступивших в контакт очень важно определить, будет связь продуктивной или бесполезной, дружеской или враждебной, открытой или нет. Мусуби, в более глубоком понимании, может означать способность контролирования и воздействия на контакт, изменяя враждебные нападки на мирную встречу, а атаку - на дружеское рукопожатие.

Мусуби - это и способ обучения, и цель самого обучения. Мусуби в его высшем понимании связано с достижением чувства гармонии Вселенной, а в технике - со способностью обращать столкновение в положительную сторону. Но может ли быть достигнута такая способность с помощью насилия, давления или запугивания человека в процессе обучения? Нет. Мусуби необходимо преподавать и изучать в соответствии с принципами, которые демонстрировали бы его так, чтобы сознание изучающих Айкидо очищалось вместе с их физическим движением. Мусуби должно преподаваться через хорошее взаимоотношение и под строгим, но доброжелательным руководством.

Научиться отвечать на атаки, применяя мусуби - длительный и трудный процесс. Нельзя давить на начинающего и говорить ему: "Не борись! Соединяйся с партнером, соединяйся!" Начинающий не будет соединяться, его реакцией будут страх и агрессия - инстинктивные реакции на нападение. Начинающий будет пытаться защитить себя с помощью борьбы или причинения вреда атакующему.

Целью Айкидо является укрощение и контроль этих животных инстинктов, а не их стимулирование. Поэтому, особенно для начинающих, в качестве атаки мы часто используем различного вида захваты. Начинающий не готов к столкновению с реальной атакой - удары руками и ногами - с полным душевным спокойствием или правильным физическим движением. Захваты позволяют начинающему изучать приемы без опасения за свою безопасность, которое мешает тренировке правильной реакции. Вместо вовлечения в борьбу и соревнование, ученик шлифует движения и сознание. Ученик учится контролировать себя, партнера и отношения между собой и партнером. Захваты приносят большую пользу тем, что с их помощью осуществляется физический контакт между занимающимися настолько, насколько оба могут почувствовать, что заставляет работать движение. Если физический контакт отсутствует, начинающим будет трудно изучить механизм самого приема.

Занятия для новичков могут часто начинаться с захватов из статики, без движения. Это позволяет выучить правильную осанку, работу ног и положение тела. Затем ученики могут переходить к захватам в движении, что позволит им развить чувство времени и дистанции и изучить пространственную связь между ними и их партнерами. Ученики могут начинать тренировки с установления различной степени силы, скорости и направления атаки. Они начнут чувствовать уверенность в своих возможностях работы с партнером и развивать чувство интуиции к движениям и намерениям партнера.

Сотрудничество является очень важным элементом в занятиях Айкидо. Почти все упражнения выполняются с партнером, и отношения между партнерами должны быть проявлением мусуби. И наге, и уке разделяют эту ответственность. В то время как наге должен скорее тренироваться в соединении, а не бороться против атак, уке должен учиться проводить атаку таким образом, чтобы техника могла быть изучена, и обеспечить условия, необходимые для тренировки. Простой пример: если учитель показал прием, использующий бросок вперед, то уке, соответственно, нужно толкать вперед. Если же вместо этого уке тянет назад, пытаясь помешать выполнению техники, то это лишь превратит занятие в борьбу, и никто из занимающихся не узнает, как действует эта техника. Ученики более высокого уровня, несомненно, извлекут пользу из работы против неожиданных атак, в свободной работе и при резких переходах в атаке, но лишь после долгих лет изучения базовых приемов и условий, необходимых для подобных действий.

Изучение Айкидо - это обучение мудрости, а мудрость, по большей части, - это обладание общим чувством. Общее чувство, к сожалению, настолько редко, что само название является лишь намеком на его истинную сущность. В этом мире оно либо утрачено, либо никогда не изучалось. Тренировки в мусуби и базовых принципах Айкидо влекут за собой обучение общему чувству. Мы найдем свидетельство его существования в базовых защитных движениях - ирими и тенкан. Об этих двух движениях можно также говорить и как об одном - ирими-тенкан; так же как инъ и ян являются частями одного целого.

Ирими и тенкан - это движения, которые люди используют в повседневной жизни не задумываясь. Представьте себе, что вы двигаетесь по переполненной городской улице в потоке других пешеходов и вы видите, что кто-то идет прямо на вас, двигаясь в противоположном направлении. Неужели вы отпрыгнете назад на людей, идущих позади вас, чтобы уступить дорогу? Нет, вы будете продолжать двигаться вперед и, когда приблизитесь к этому человеку, слегка уйдете в сторону, чтобы разминуться с ним. Это пример ирими. А теперь представьте, что кто-то толкнул вас в тот момент, когда вы его пропускали. Вы схватите его и будете цепляться, чтобы сохранить равновесие? Нет, вы можете просто развернуться, сохранив при этом равновесие и продолжить свой путь. Это тенкан. Оба движения очень просты и являются естественными примерами общего чувства. Любой может их сделать, а их простота и универсальность только подтверждают их истинность.

Однако человек, не занимавшийся Айкидо, видя, что кто-то нападает на него или ее, автоматически совершает то, что ему же или ей показалось бы глупым на переполненной улице - пытается отскочить назад. Когда толчок является враждебным жестом, человек либо замирает на месте, либо хватается за нападающего, чтобы сохранить равновесие. Этот человек теряет общее чувство и способность реагировать естественно. На переполненной улице человек демонстрирует понимание мусуби; столкнувшись с нападением, сознание обращается к страху и агрессии, а тело не может реагировать проворно и эффективно.

Занятия Айкидо через постепенный и взаимосвязанный процесс учат, как применять принципы мусуби при возникновении сложных ситуаций. Они учат ваше сознание сохранять спокойствие, а ваш взор - сохранять ясность, чтобы страх, злость или отсутствие уверенности не мешали вашему телу двигаться. Они учат ваше тело быть гибким и восприимчивым; постоянная практика дает телу опыт. И, таким образом, тело становится рефлекторным и физическим проявлением вашего сознания, Тело и сознание работают вместе - снова во взаимодействии мусуби, позволяя вам просто, эффективно и чутко реагировать на давление извне, а не быть подавленным и контролируемым обстоятельствами.

Со стороны можно увидеть, как занимающиеся Айкидо уже на более высоком уровне нападают и бросают друг друга очень жестко. Но они пришли к этому через начальные, безопасные этапы, которые обучили разум и тело. Таким образом, мощная атака становится скорее вызовом, а не нападением. Целью ударов руками и ногами на практике становится не попытка уничтожить противника, а проверка силы, баланса, интуиции и умственной стабильности - вашей и вашего партнера. Вместо встречи друг друга с недоверием, страхом и вызовом, вы встречаете своего партнера с чувствами сосредоточенности, искренности и предвкушения удовольствия.

Пожалуйста, помните о примерах автоматического использования ирими и тенкана, которые я дал, как о части вашей реакции на ситуации, возникающие в повседневной жизни. Другой важной особенностью мусуби является работа внутри человека, с которым вы встречаетесь на улице. Когда вы встречаете пешехода, идущего на вас, ваши чувства реагируют и связываются с чувствами этого человека, но не конфликтуют с ними. Ваше единение с другим пешеходом представляет собой временной и плавный поток энергии, прием и отдачу силы и направления. Это другой - и, возможно, наиболее важный - элемент мусуби, именно тот, который учит чувствовать и использовать концентрацию энергии.

Вот почему кокъю танден хо, как говорил О Сенсей, является самым фундаментальным упражнением в мусуби. Кокью танден хо - это не совсем боевая техника, а обучение физической связи и движению. В этом упражнении оба партнера находятся в положении сейдза, друг напротив друга, и уке проводит захват наге. Наге, используя все тело как единое целое, пытается вывести уке из равновесия. Цель кокью танден хо - раскрыть принцип круговой энергии. Когда уке крепко держит наге за запястья и оказывает давление, наге получает энергию, которую уке дает ему, и возвращает ее через центр тяжести уке. Все части тела наге должны работать как единое целое. Наге должен встречать захват уке открытым, его руки работают как пружина, поддаваясь, а затем снова раскрываясь. Он должен делать вдох, когда уке проводит захват, и выдох, когда он возвращает силу уке. Его ум должен оставаться гибким и восприимчивым.

Кокью танден хо - это не соревновательное упражнение, не проверка силы. Уке обеспечивает достаточное сопротивление наге, но не такое, чтобы сделать выполнение техники невозможным. Наге не борется, чтобы бросить уке, а использует это упражнение, чтобы научиться равновесию, дыханию и объединению физической и умственной энергий. Однако, поскольку ваши занятия прогрессируют, вы со временем обнаружите, что физическая сила вашего партнера может работать в вашу пользу. Поскольку кокью танден хо действует по принципу мусуби, впитывая и возвращая энергию, происходит эффект объединения энергий уке и наге. Наге может использовать свою собственную силу и силу уке. Чем больше уке сопротивляется и использует свою силу, тем сильнее оружие, которое наге получает в свое распоряжение. Эта циркуляция энергии является сущностью мусуби.

Вы должны применять принципы мусуби, которые изучаете с помощью кокью танден хо, ко всем техникам Айкидо. Именно мусуби позволит вам достичь уровня, когда телосложение и сила партнера не будут иметь никакого значения для выполнения вами техники. Если вам не удастся понять принципы мусуби и перенести их на практику, вы всегда будете зависеть от силы других людей и всегда будете находиться в опасности оказаться вовлеченным в борьбу.

О Сенсей постоянно говорил своим ученикам, что те же принципы, которые управляют природой, управляют и Айкидо. Маленькая птичка может летать и во время шторма, но не против ветра. Она должна использовать силу ветра себе на пользу. Вы можете успешно плыть в маленькой лодочке по бурному морю, но только если вы знаете, как плыть по волнам. Так же и в Айкидо: ученик стремится научиться принимать силу и превращать ее в союзника, а не бороться с ней. Это мудрость и это реальность мусуби.

Если вы продолжаете занятия, ваши возможности в использовании принципов мусуби возрастут. Начинающему необходим физический контакт, чтобы почувствовать связь между собой и своим партнером. Ученик более высокого уровня учится сохранять эту связь, постепенно уменьшая физический контакт. Некоторые техники, в конце концов, могут быть выполнены абсолютно без контакта. Ежедневные тренировки усилят вашу взаимосвязь не только с теми, с кем вы занимаетесь, но и с остальными людьми, потому что это расширяет ваш кругозор, вашу интуицию и вашу чувствительность. В вашей жизни вне тренировок может быть не так много возможностей физического контакта с другими людьми, но уроки ваших тренировок могут и должны быть применены на пользу вашим отношениям с отдельными людьми и со всем человеческим обществом в целом. Процесс снятия шор с ваших глаз и позволения вашему сознанию расти и становиться еще более восприимчивым никогда не прекратится.

И, наконец, помните: для того чтобы достичь мусуби в ваших занятиях, вы должны установить доверительные отношения со своими партнерами. Без доверия вы не можете заниматься Айкидо. Старые школы будзюцу воспитывали очень умелых бойцов, но не всегда просвещенные умы. Гораздо чаще, когда грубое, жестокое отношение к противнику в сущности являлось неотъемлемой частью обучения, развивалось недоверчивое и параноидальное сознание, менталитет уличного бойца. Цель Айкидо в противоположном: поднять дух и очистить его, получить силу через мудрость, а не через превращение в дикого зверя. Поэтому так важен процесс занятия Айкидо. Значение этих занятий меняется с помощью постепенного обучения ученика Айкидо и повышения его способностей, отвечающих требованиям суровых тренировок. Сильные удары и жесткие падения больше не инструменты агрессии, но средства развития возможностей занимающегося Айкидо. Различия в эффекте суровых тренировок между старыми будзюцу и Айкидо похожи на разницу между огнем, вышедшем из-под контроля, и огнем, сохраняемым в кузнечном горне. Один уничтожает, разрушает и убивает; другой, будучи жарким и интенсивным, закаляет сырой металл, формирует его и превращает в произведение искусства. Занимающиеся Айкидо всегда должны помнить, что цель их тренировок - вызов самим себе и улучшение самих себя, а не запугивание своих партнеров или потакание своему эго в ущерб партнерам.

Такие качества в занятиях Айкидо, как доверие, сотрудничество, открытое мышление и великодушие, позволяют ученикам отбросить все страхи, которые ограничивают их и стесняют их возможности взаимодействия с другими людьми и достижения уверенности и доверия в самих себе. Эти качества позволят им достичь гармоничной связи с остальными людьми, что и является мусуби. Без мусуби Айкидо - это не Айкидо, а всего лишь еще один вид борьбы.

Автор: Сенсей Саотомэ Мицуги

Информация с сайта:http://www.sportring.org/aikido/books/musubi.html

Тамура Нобуёши - "Айкидо: этикет и передача знания"

Вашему вниманию предлагаются главы из книги Тамура Сенсея (8 дан Айкидо Айкикай). Написанная на японском языке, эта книга была впоследствии переведена и издана на французском, а затем и на английском языках.

Введение

Японское слово shido (шидо) можно перевести как направлять, указывать, вести и учить.

SHI (ши): палец. Этот иероглиф состоит из составных частей обозначающих руку, ложку и рот. Это пальцы руки, доставляющие вкусную еду ко рту.

DO (до): этот иероглиф произносится точно также как в словах Айкидо, Дзюдо и др., но пишется с дополнительной чертой в форме руки, как будто кто-то берет другого за руку и ведет его. Этот иероглиф выражает идею "указывания направления".

Раньше Айкидо называлось Айкидзюцу; Дзюдо называлось Дзюдзюцу или Явара; Кендо - Кендзюцу или Геккендзюцу; Будо - Будзюцу.

Иероглиф jutsu (джитсу) состоит из слов идти и просо. Он означает путь человека, который скитается по полям в поисках своей дороги. В приложении к воинским искусствам он означает что человек должен постоянно тренироваться, однако это понятие применимо и ко всем другим видам человеческой деятельности. Исходя из этого, иероглиф jutsu (джитсу) выражает идею метода и искусства очень тесно связанного с обучением.

В Айкидзюцу главными были самостоятельные тренировки и получение удовлетворения от самосовершенствования. Сегодня мы говорим об Айкидо.

DO (до) обозначает направление и путь, указанное главным. Этот путь ясен и все и каждый может вступить на него. Поэтому для нас всех - тех кто практикует и преподает Айкидо - очень важно желание взять других за руку и направлять их. Только таким образом можно достичь идеала, когда DO-путь и DO-обучение соединятся и будут дополнять друг друга.

Для того чтобы достичь этого необходимо четко представлять себе куда вести своих студентов, какие методы использовать и на что обращать особое внимание. Вот почему я взялся за написание этой книги.

Глава 1. Учитель

Несомненно, что главное в преподавании Айкидо это быть хорошим учителем. Учитель должен владеть хорошей техникой, а также стремиться к духовному и нравственному прогрессу. Учитель должен "видеть сердцем" и стать примером для своих студентов. Вот некоторые вопросы для размышления:

Желание

Изъяны в технике и духовном развитии своих учеников вы должны исправлять как будто это ваши дети или это ваши собственные изъяны. Помогайте им двигаться в правильном направлении и посвятите свою душу и тело этому занятию. Помните, что ничего нельзя достичь без желания.

Единение со студентами

Очень важно знать желания и потребности своих студентов, а также то, что им необходимо дать. Вы должны объединить свой дух с духом своих учеников, чтобы улучшать друг друга во время приятных и интенсивных тренировок. Это достижимо только при условии искренней любви к тому что вы делаете.

Деликатность

Учить значит учиться, но чтобы учить кого-то учитель должен быть искренним. Необходимо преподавать с такой степенью деликатностью, чтобы каждый студент был счастлив и благодарен вам за полученное знание.

Идеал и самоуверенность

Учить значит быть идеалом в техническом и духовном плане, а также прививать своим студентам желание достичь этого идеала.

Благодарность

Радуйтесь техническому прогрессу, физическому и духовному развитию своих учеников! Радуйтесь тому, что ежедневные тренировки не сопровождаются большим количеством травм и ссор. Будьте благодарны тому что ваша роль учителя позволяет вам думать, учиться и прогрессировать технически и духовно. Благодарите учеников за то что дали вам возможность прогрессировать.

Развитие позитивного отношения

Предпочтительно делать процесс обучения как можно более разнообразным. Однако при этом старайтесь избегать учить сразу всему или только чему-нибудь. Ваши ученики не должны лениться или скучать. Вы должны постоянно давать им новую пищу.

Новичку очень важно подавить в себе страх перед болью и травмами, которые он может получить во время тренировок. Победить в себе этот страх можно только в случае постоянного поддержания учителем интереса к тренировкам.

Хорошие отношения между учителями и совместный поиск

Учителя должны собираться вместе, чтобы поделиться своим опытом и результатами своего поиска. При этом в оценке работы других не должно быть предвзятости или принятия какой-либо одной стороны.

Невообразимо, чтобы те, кто учит миру и гармонии, враждовали между собой. Проблемы технического исполнения и применяемого усилия не должны вас интересовать. Важным является не усилие прилагаемое для исполнении того или иного технического приема, а следование общим принципам.

Техника, которую может выполнить только физически сильный человек не интересна для большинства. Не нужно также забывать, что каждая техника имеет множество вариантов исполнения. Выбор того или иного варианта будет зависеть прежде всего от вашего оппонента.

Правильность понимания и передачи принципов Айкидо

Нельзя сказать что хороший учитель должен быть только физически сильным и лучшим технически. Преподавание должно основываться на правильном и ясном понимании принципов, которым обучаются ученики.

Глава 2. Цели обучения

Айкидо это аскетическая дисциплина которая показывает человечеству способ самосовершенствования, используя ki-iku, toku-iku, tai-iku (формирование и развитие сущности-КИ; мудрости и добродетели-TOKU; тела-TAI). В процессе обучения, включающего и объединяющего тело и дух, происходит уход от расовых и национальных предрассудков и приходит понимание истинной сущности человека.

Развитие тела

Движения Айкидо имеют природный характер и полны kokyu-rokyu. Они развивают физическую мощность, улучшают здоровье и красоту тела. Таким же образом движения в Айкидо развивают и оттачивают гибкость, устойчивость внешнему воздействию, реакцию, скорость и др.

Урок Будзюцу

Погружаясь в методики "сохранения жизни" вы приобретаете уверенность в себе, спокойствие и мир в душе. В то же время желание что-либо предпринимать, настойчивость и организационные навыки развиваются сами собой.

Психический аспект

Необходимо побороть самых больших врагов Будо - гнев, страх, сомнение, нерешительность, презрение и тщеславие, и развивать твердую душу и храбрость. Вы должны ощущать необходимость победы над самим собой. Именно на ежедневных тренировках вы побеждаете усталость и приходите к пониманию того, что только настойчивость и старание позволят вам ощутить вкус победы над трудностями.

Этикет

В обществе, где самым главным является техника исполнения, сила и мощь, правила этикета позволяют почувствовать, что существуют ценности, которые необходимо просто уважать. Уважение этих ценностей является обязательным условием существования общества.

Принципы Айкидо и их применение в обычной жизни

Принципы Айкидо выражаются в irimi-tenkan (ирими тенкан), ki (ки), kokyu (кокю), двойственности отношения Я - Партнер, многократных атаках и др., которые учат чувству единения, гармонии, любви и мира.

В Айкидо с помощью тела находит свое воплощение Законы Вселенной. Если Законы Вселенной находят правильное воплощение в теле, то происходит расцвет в технике и здоровье. Если Законы Вселенной находят правильное воплощение в обычной жизни, образовании и работе, то естественно происходит расцвет личности. Если Законы Вселенной находят правильное воплощение в обществе, естественно происходит развитие межличностных отношений и гармонозация. Тогда все человечество, как единая семья, будет действовать ради сохранения мира, чья гармония в настоящее время нарушена.

Глава 3. Методы обучения

Для того чтобы достичь поставленных ранее целей мы разовьем понятие "метод обучения" и разделим его на два направления: духовный аспект и технический аспект, хотя Айкидо это путь единения тела и разума. Интенсивная практика в технике способствует духовному развитию, а духовный прогресс, в свою очередь, благоприятствует техническому прогрессу. Для ясности объяснения технический и духовный аспекты разделены. Это разделение не подразумевает подчинения одного другому, а также дуалистичного разделения, поэтому подобные умозаключения излишни.

ОБУЧЕНИЕ: ТЕХНИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Позиция учителя

Очевидно, что существует прямая зависимость между учителем и предметом. Суть этой зависимости лучше всего передают отношения родителей к своим детям. К сожалению, в современном мире подобные отношения почти невозможны. Исходя из этого, мы будем говорить о сложившейся на сегодняшний день ситуации, характерной для всех додзе. Давайте при этом не забывать, что залогом правильной передачи традиций следующим поколениям являются прямые отношения. Давайте не будем прерывать эту связь и сделаем все возможное для ее сохранения. По причине больших классов каждый учитель (или в лучшем случае несколько учителей) должен иметь дело с большим количеством учеников. И так как вы преподаете лишь один раз этим ученикам и время занятия ограничено, то вы естественно не сможете уделить каждому ученику столько времени, сколько необходимо. Поэтому необходимо обратить внимание на следующие вещи:

Демонстрация
Объяснение
Имитация
Повторение
Анализ
Коррекция
Наблюдение
Гигиена

Демонстрация

Демонстрация должна быть как можно более аккуратной и ясной. Она должна выделить для учеников базовые направления при выполнении техники и заставить их захотеть практиковать эту технику.

Объяснение

Объяснение должно содержать методику выполнения техники и ее значение. Необходимо особо выделять те моменты или аспекты в выполнении техники, которые требуют особого внимания.

Имитация

Любое обучение предполагает наличие этапа имитации. На этом этапе вам необходимо заставить студентов повторить выполняемую инструктором технику как можно более правильно. При этом в ходе имитации не должно быть обсуждения выполняемой техники.

Повторение

Повторение позволяет усвоить объяснение и развить скорость, мощь и точность выполнения техники.

Анализ

В случае трудной техники предпочтительно разделить ее на простые движения и рассматривать выполнение данной техники именно как последовательность простых действий.

Коррекция

Не достаточно просто исправлять выполняемую студентами технику. Мы должны постараться понять причины непонимания и ошибок и устранять именно причины, а не конечный результат. В зависимости от выполняемой техники необходимо особо обращать внимание студентов на использование дыхания, перемещения, движение рук, положение бедер и использования ki.

Наблюдение

Важным аспектом обучения является умение наблюдать за тем, как выполняют ту или иную технику инструкторы, старшие ученики и новички. Учителю очень важно научить студентов наблюдать. Необходимо подвести их к пониманию важности сравнения своей техники с техникой других, как единственному способу улучшения своей техники. Если в результате травмы или утомленности вы вынуждены отдохнуть, то именно наблюдение позволяет вам с пользой провести это время. При этом помните, что усилия, затрачиваемые вами для постоянной концентрации внимания и внутреннего анализа, делают наблюдение не менее полезным, чем практическое выполнение техники.

Гигиена

Интенсивные тренировки требуют хорошего отдыха. Необходимо правильно питаться и не нарушать режим сна. Злоупотребление алкогольными напитками недопустимо. Пищу лучше всего принимать не менее чем за час до тренировки и как минимум через полчаса после ее окончания. Когда ваше тело разогрето во время тренировки, старайтесь не пить холодного. Вы должны уважать ваших партнеров, поэтому во время тренировок на вас всегда должно быть чистое keikogi, ноги и руки вымыты, а ногти коротко пострижены. На занимающихся не должно быть украшений, часов и др. Додзе должно быть чистым и проветренным.

ОБУЧЕНИЕ: ДУХОВНЫЙ АСПЕКТ

Совместное продвижение

Некоторые учителя отказываются работать с новичками или студентами, которых они считают "плохими". Даже если они при этом будут активно развиваться в техническом плане, то все равно останутся всего лишь рабами своей техники. Давайте не будем забывать о том, что Айкидо это не только способ объединения тела и разума человека, но вообще способ объединения. Если духовный прогресс остановлен, то останавливается все. Дух, который отвергает других, дух, который не знает, как понять других, дух, для которого важен только собственный прогресс, дух, в котором все подчинено эго, не может достичь состояния объединения со вселенной.

Тренировка возможна благодаря существованию uke. Прогресс возможен благодаря тренировкам. Если есть uke, то в ходе тренировки у вас есть возможность развить и взаимообогатить друг друга.

Благодарное сердце

От учителя, обучающего начинающих, требуется большое терпение и любовь. Для понимания причин, которые мешают новичкам выполнять те или иные действия требуется постоянный поиск и исследования со стороны учителя. Нельзя полагаться на силу. В мире Будзюцу, в котором основной упор делается на эффективность и мощность техники, более важной является сила, позволяющая выйти за пределы простого применения техники. Тренировки в Айкидо не должны восприниматься лишь как способ увеличения своей силы, которая позволит причинить вред противнику или просто избежать поражения. Сила в Айкидо - это последовательное применение законов Вселенной. Какой бы физической силой вы не обладали, вы не можете победить, если не используете эти законы. Исходя из этого, можно говорить о том, что Айкидо - это метод изучения действия законов Вселенной. Однако, в процессе этого обучения вы не должны стремиться познать сразу все.

Победа над собой

Нужно победить в себе гнев, лень, страх и т.д. Самая большая опасность - чрезмерная гордость! Не забудьте, что, ваш прогресс прекращается, как только появляется мысль о том, что у вас хорошая техника. Помните, что мир находится в постоянном движении и остановиться - значит навсегда остаться позади.

Глава 4. Этикет и дисциплина

Японская пословица гласит, что Будо начинается и заканчивается поклоном (rei). Дух борьбы становится неуправляемым, если его не контролировать во время тренировки.

Для того чтобы вести группу занимающихся и при этом избежать серьезных травм и увечий, необходимы правила. Возможно, именно поэтому возникли этикет и правила дисциплины. Борьба без этических правил это не Будо, а схватка животных. Бугэи (военное искусство) и Будзюцу создавались во имя войны. Поклоны же во имя спасенья.

В поклоны заключены вежливость, любезность, иерархия, уважение и благодарность. Рэиги (Reigi - этикет) - выражение взаимного уважения в обществе. Именно этикет позволяет понять степень уважения одного человека к другому.

Иероглиф rei состоит из двух частей - shimesu и yutaka.

Shimesu: божественный дух, который спускается на землю и поселяется в алтаре.

Yutaka: гора или жертвенная деревянная ваза, в которой находятся емкости доверху заполненные рисом и другими продуктами.

Соединенные вместе, эти два элемента означаю алтарь, наполненный едой, перед которым во время праздников люди ожидают снисхождения божественного духа.

Gi: означает человека и порядок и относится к тому, кто являет собой модель. Рэиги, поэтому, первоначально означало порядок проведения священных церемоний. В дальнейшем, после установления иерархичных отношений между людьми во время проведения этих церемоний, это понятие распространилось и на межличностные отношения.

О-Сенсей постоянно повторял: "Айкидо существует, чтобы все цветы, деревья, птицы, млекопитающие, рыбы и насекомые вплоть до последней мухи имели определенное место". Каждое живое существо, которое знает свое место, знает и себя. Знать себя значит знать цель в жизни, предназначенную тебе небом. Достичь этой цели - значит действовать в соответствии с законами Вселенной, в которых нет места неуверенности и противлению. Это - истинный мир. Человек должен использовать этот космический порядок в качестве модели для построения общества и действовать в соответствии законами Вселенной. Это то, что называется рэйги-дзахо (reigi-zaho). Только соблюдая это правило Человек может возвыситься.

В семье существует естественная иерархия: дедушка, бабушка, отец, мать, дети и внуки. В армии разделение на ранги происходит в соответствии с выполняемыми функциями: генерал, полковник, командир и пр. То же самое наблюдается и в церкви: Папа, Патриарх, кардинал, епископ. И, конечно же, в Будо тоже существует иерархия: мастер, старший ученик (sempai), младшие ученики и новички, старшие и младшие. Все эти отношения присутствуют в нас одновременно. Правильный этикет предполагает правильное поведение в любой ситуации. Чтобы сохранить порядок необходимо вежливо выразить уважение мастеру, отдать должное положению старших учеников, а также правильно вести себя с учениками и новичками.

Следование этим правилам является, по моему мнению, единственным условием равновесия и сохранения тех сообществ, о которых мы только что говорили. Мы ранее указывали на то, что во время практики будзюцу происходит усиление агрессии и духа борьбы. Не будем забывать при этом, что сами по себе эти инстинкты лишены нравственности - они существуют и необходимы для выживания и самосохранения. Однако если эти инстинкты не контролировать, то поступки становится жестокими и мы, поэтому, начинаем придираться к слабым и презирать их. Или, наоборот, мы начинаем пресмыкаться перед сильнейшим и, одновременно, его ненавидеть.

Когда поступки определяются этикетом, создается атмосфера в которой очень легко управлять своими эмоциями. Этикет контролирует ваше "Я" и направляет вашу энергию в позитивную сторону, не позволяя животным инстинктам выйти наружу.

В религии эмоции контролируются за счет постоянного повторения ритуалов, веками передаваемых от одного поколения к другому. Именно ритуалы позволяют пробуждать религиозные чувства. И чувства эти пробуждаются не только в верующих, но во всех присутствующих при ритуале.

Движения, выполняемые согласно строгому этикету укрепляют силу духа, позволяют контролировать агрессивность и ведут к обретению внутреннего спокойствия. Все это относится и к происходящему в додзе. С одной стороны занимающиеся, как и наблюдатели, очень хорошо представляют себе мощь и потенциальную опасность, заложенную в выполняемых движениях, но с другой стороны, атмосфера, создаваемая в додзе за счет традиций позволяет обрести контроль над собой. Поэтому мы должны практиковаться, пытаясь обрести контроль над наименее приемлемыми для Будо качествами - страхом, паникой, презрительным отношением к другим и эгоизмом. Только так мы сможем улучшиться как физически, так и духовно. Только те кто выжил, находясь на границе между жизнью и смертью обладают прекрасной техникой. Причина этого в том, что спокойствие, ясность ума и равнодушие, которым обладают эти люди позволяет им правильно оценивать ситуации и действовать целенаправленно. Противоположностью этому является любое проявление бравады, хвастовства и эмоционального возбуждения. Чтобы стать по настоящему сильным необходимо не разучивание техник, а развитие в себе спокойствия и осознанности осуществления любой деятельности.

Все мы люди, так разве не должны мы мечтать о том, чтобы жить в мире, который бы лелеял свои чада? Некоторые хотят выкинуть все эти правила этикета, как старую мебель. Но это часть человеческой культуры, доставшаяся нам по наследству. И я уверен, что для построения общества, основанного на взаимном уважении, нам все равно, рано или поздно придется вернуться к этикету.

Возьмем простой пример убирания обуви. Это учит нас классифицировать вещи и расставлять их по местам. Также это помогает достичь внутреннего удовлетворения от созерцания результатов проделанной работы. Выполнение этого действия создает условия и готовит вас к выполнению следующих действий - это основа практики Будо.

Мир Рей существует не только для самоудовлетворения. То удовлетворение, которое чувствуют другие, также является частью этого мира. Развитие эстетического восприятия ведет к возникновению желания убрать не только свою, но и чужую обувь, если она находится не на месте.

Если ваша благодарность младшему ученику будет звучать: "Спасибо за то, что позволил мне сегодня хорошо потренироваться" - он будет счастлив. Если мы благодарим старшего ученика за помощь в проведении тренировки - он будет счастлив. Как и другие вещи, этикет должен быть впитан вами и проявляться в любом жесте. Гротескным при этом будут звучать фразы типа: "Уважай меня, потому что я старший ученик" или "Возведи меня на пъедестал, потому что я твой сенсей". Выражение уважения к старшему ученику не должно провоцироваться с его стороны. Младший ученик должен ощущать внутреннюю потребность выразить уважение старшему ученику. В свою очередь старший ученик должен ощущать потребность в заботе о младшем ученике только потому, что он находится на своем месте, а следовательно заслуживает этой заботы. Дух уважения и благодарности находится в каждом, кто следует этикету.

Этикет управляет взаимоотношениями. Там где есть этикет, нет необходимости в иерархии. Этикет должен быть выражением гуманизма человека, быть продиктованным его сердцем. Это не простое повторение форм. Если уважение не наполняет ваше сердце, то любая форма окажется лишь пустой безжизненной раковинной. Мы должны уважать личности других. Любые действия, сопровождаемые правилами этикета, воспитывают сострадание и благородство. Я склонен полагать что, именно чувство сострадания ведет к гармонии и миру.

Для того, чтобы передать этикет и дисциплину будущим поколениям, все эти правила должны быть "выгравированы" в нашем сознании.

Автор: Сенсей Нобуеши Тамура
Перевод: Сергея Ушaкoвcкого

Информация с сайта: http://www.sportring.org/aikido/books/osnovy-obuchenija.html

Хакама

Хакама - часть традиционной японской одежды аристократического сословия и сословия самураев. В настоящее время - традиционная форма, используемая для занятий традиционными видами боевых искусств.

Семь складок символизируют семь добродетелей будо.

Дзин - доброжелательность; Ги - честь или справедливость; Рэй - вежливость (этикет); Ти - мудрость; Син - искренность; Тю - преданность и Ко - благочестие.

Хакама - это не символ положения Юданся (обладателя чёрного пояса) и своего превосходства, не приз за видимые достижения.

Облачение в хакама символизирует традициям, передаваемым из поколения в поколение боевых искусств, во время занятий которыми необходимо стремиться к совершенствованию в себе этих семи традиционных добродетелей.

Для занятий в Айкидо требуется своебразная тренировочная одежда. 
Это: Кэйкоги, оби и Хакама

В этом разделе нашего сайта, речь будет 
идти о тренировочной одежде Айкидо и значениях её. Хотя можно возразить, неужели так важна значение тренировочной формы для занятий по Айкидо.

Об этом узнаете ниже, прочитав воспоминания мастера Айкидо, одного из ути-дэси 
Морихея Уэсибы, Мицуги Саотомэ, взятой из его книги "Принципы Айкидо".

Хакама заставляет нас задуматься о природе истинного бусидо. 
Облачение в хакама символизирует традиции, передаваемые нам из поколения в поколение.

Я посетил множество додзё в разных странах. Во многих местах, где хакама надевают только юданся, они потеряли свою скромность. Они относятся к хакама, как призу за видимые достижения, как символу своего превосходства.

Подобное отношение делает церемонию поклона О-Сенсэю, которым мы начинаем и заканчиваем каждое занятие, издевательством над его памятью и искусством.

Я очень хорошо помню день, когда я забыл свою хакама. Я уже приготовился вступить на татами, будучи одетым лишь в доги, когда О-Сенсэй остановил меня.

- Где твоя хакама?- спросил он строго.

- С чего это ты решил, что можешь получать инструкции от своего учителя, будучи одетым в нижнее белье? У тебя есть чувство приличия? Ты очевидно,потерял чувство должного отношения и этикета, необходимых тому,кто стремится занятиям будо. Иди, сядь с краю и наблюдай за занятиями!

Мой поступок подтолкнул О-Сенсэя к лекции о значении хакама, которую он провел для своих ути деси после занятий.

Он рассказал нам, что хакама была традиционным одеянием занимающихся кобудо, и спросил, знает ли кто-нибудь из нас, почему в хакама семь складок.

Они символизируют семь добродетелей будо, - сказал О-Сенсэй. Это:

  • дзин (доброжелательность);
  • ги (честь или справедливость);
  • рэй (вежливость и этикет);
  • чи (мудрость);
  • син (искренность);
  • чю (преданность);
  • ко (благочестие).

Мы находим эти качества в уважаемых самураях прошлого. Хакама заставляет нас задуматься о природе истинного бусидо.

Облачение в хакама символизирует традиции, передаваемые из поколения в поколение.

Айкидо – порождение японского духа бусидо, и в наших занятиях мы должны стремиться к совершенствованию семи традиционных добродетелей.

Я полагаю, что облачение в хакама и знание её значения помогают ученикам сохранять дух О-Сенсэя и сохранять живым его видение.

Если мы позволим себе упустить важность значения хакама,то, возможно, мы так же позволим кануть в вечность фундаменту духа Айкидо.

С другой стороны, если мы верны пожеланиям О-Сенсэя относительно нашей тренировочной одежды, наш дух, возможно будет более верным мечте, которой он посвятил свою жизнь.

Из книги М.Саотомэ "Принципы Айкидо", Хакама, Кэйкоги, Оби: что к чему

Вспоминая время когда я впервые начал заниматься Айкидо, я помню как вошёл в додзё, увидел несколько человек в чёрных поясах, и сразу возник вопрос,"что это за чёрные юбки на них надеты?"

И уже давно я заметил что даже некоторые обладатели ДАН-ов ничего не знают, или знают очень мало о хакаме, поэтому здесь я попытаюсь вкратце ответить на вопросы, что такое хакама, что 
она значит, как её правильно складывать, и как правильно одевать, что бы она не выглядела как чёрная тряпка или набедренная повязка.

Что такое Хакама?

ХакамаХакама это широкие штаны, которую носят айкидоки, являющаяся частью традиционной самурайской одежды. Доги, в основном используемая в Айкидо, изначально являлась нижним бельём, и потому ношение хакамы является частью традиции для большинства школ Айкидо. 
Изначально хакама предназначалась для защиты ног всадника от веток, кустарника и т.п. Например, ковбоями на Диком Западе для этого использовалась кожа, но в Японии достать кожу было сложно и дорого, поэтому с той же целью использовались хакамы из плотной ткани. После того как класс самураев был упразднён, и большей частью они превратились в пеших воинов, им всё же удалось оставить за собой право ношения хакамы, поскольку это отличало их от простолюдинов, а в битве давало преимущество так как скрывало движения ног.

Всего существовало четыре вида хакамы:

- Хакама с двумя штанинами используемая ныне в боевых искусствах – дзеба-хакама, для езды верхом. Длинной она была от пояса до щиколоток. И носили этот вид хакамы в основном самураи. 
- Для случаев когда хакама излишне сковывала бы движения, либо не сочеталась бы с другими частями костюма, существовала укороченная версия хакамы, прикрывавшая ноги не полностью, подобно шортам-бриджам, если бы мы говорили о брюках. 
- Также существовала хакама, в которой не было разделения на штанины. По сути это была просто длинная юбка. 
- И последняя разновидность хакамы - очень длинная хакама, без разделения на штанины, одеваемая на аудиенции к Сёгуну или Императору. Она имела длину 3 - 4,5 метра и перемещение в ней могло осуществляться только в сикко (на коленях). В ней нельзя было спрятать оружие, а скованность движений не позволяла неожиданно атаковать. Даже для того что бы просто облачиться в неё, требовалась помощь по крайней мере одного человека.

В Айкидо, хакаму носят только чёрные пояса (женщины могут носить хакаму уже с 3 кю, а то и с первого дня занятий, в связи с тем что, что доги изначально являлось нижним бельём).

Что означает хакама

У хакамы 7 складок (5 спереди и 2 сзади), и как большинство вещей в Японии, каждая имеет своё значение:

Значение данное Морихеем Уэсибой Довольно распространенная трактовка
Дзин (доброжелательность) Юкки (храбрость, доблесть, мужество)
Ги (честность,справедливость) Дзин (гуманное милосердие доброжелательность)
Рэй (вежливость,этикет) Ги (честность,справедливость)
Ти (мудрость) Рэй (вежливость,этикет)
Син (искренность) Макото (искренность,честность)
Тю (верность, преданность) Тюги (верность,преданность)
Ко (почитание старших или благочестие) Мэйё (честь, достоинство,репутация)

Перечисленные качества символизирует собой традиции выношенные самураями. Эти качества являются тем, к чему все мы должны постоянно 
стремиться.

Как подобрать верный размер хакаму

При покупке хакама должна быть длинной до щиколотки. Если будет длинне - будет путаться в ногах, а короче брать не стоит - после стирки она и без того немного сядет, так что будет в самый раз.

 Информация с сайта:http://www.ooshinkan.ru/stati/khakama/

 

Каратэ

Каратэ - боевое искусство, разработанное людьми, которым было запрещено использование оружия. Таким образом, оно создавалось как искусство защиты. Считается, что при высокой степени мастерства для самозащиты достаточно одних рук. Слово «Каратэ» означает «пустая рука». 
Истоки каратэ насчитывают более чем тысячелетнюю историю. Когда Дхарма (Бодхидхарма , или Бодай –Дарума в японском произношении- основатель религии Дзэн в Китае ,куда он в 5 в. н.э. принес основы учения из Индии.) был в монастыре Шао- Линь в Китае, он обучал своих учеников физической тренировке для развития выносливости и физической силы и внес эту суровую дисциплину как составную часть в свою религию. 
Эти методы физических тренировок в дальнейшем развивались и совершенствовались и стали известны как 
искусство борьбы Шао- Линя. 
Это боевое искусство вывезли на Окинаву, где оно смешалось с местными приемами борьбы жителей островов. 
Повелитель древней Окинавы, а позднее феодальный правитель Кагосимы на самой южной оконечности Кюсю в Японии запретил использование оружия, и это вызвало заметное развитие техники борьбы голыми руками и приемов самозащиты... 
Это боевое искусство, зародившееся в Китае, было названо Каратэ, что дословно означало « китайская рука». 
Современный мастер Фунакоcи Гитин, умерший в 1957г., в возрасте 88 лет, изменил смысл этого термина: рука из «китайской» стала «пустой». 
Фунакоcи взял определение для этого значения из философии Дзэн- буддизма: «сделать себя пустым, опустошить свой разум». Для мастера каратэ было прежде всего боевым искусством, однако он видел в нем и средство, помогающее выстроить характер.

На начальном этапе каратэ представляло собой систему рукопашного боя, предназначавшуюся исключительно для самообороны. Сегодня каратэ приобрело куда большую известность благодаря показательным выступлениям, демонстрирующим силу удара каратиста. 
Так, опытные мастера каратэ могут расколоть кулаком глыбу льда, ударом ноги разнести в щепки брус из сосновой древесины толщиной 15 см, разбить локтем или головой стопки кровельной черепицы. 
Историческая справка: 
Каратэ – в оригинальном переводе «китайская рука» – как система сложилась на острове Окинава (архипелаг Рюкю) в 14–18 вв. на основе техники китайского бокса цюань-фа («учение кулака») – одного из китайских боевых искусств. 
На Окинаве дважды за период 14–17 вв. вводился государственный запрет на ношение и хранение оружия. Нарушение запрета сурово каралось. 
Подобное положение вынудило население острова искать средства самозащиты без оружия, а знакомство с цюань-фа позволило разработать собственную систему боя, дающую возможность безоружному человеку на равных противостоять вооруженному противнику. 
Впоследствии иероглиф «кара» – «китайский» был изменен на сходно звучащий, но имеющий другой смысл иероглиф «кара» – «пустой». 
В этом смысл иероглифа „пустой"». Позже появилось и понятие «до» – «дорога», в философском понимании путь, направление, жизненная позиция бойца, суть которой заключается в постоянном совершенствовании тела и духа. 
В начале 20 века искусство каратэ вышло за пределы клановых семейных школ Окинавы и быстро завоевало всю Японию, чему во многом способствовала бурная деятельность Фунакоси, который читал лекции в университетах, организовывал группы по изучению каратэ, сам демонстрировал его приемы Каратэ. 
Существуют несколько стилей Каратэ, которые считаются основными. Ниже, в кратце рассмотрим несколько из стилей и направлений, которые являются одними из основных стилей в Каратэ. 

{youtube}-4KSLUzv3sQ{/youtube}Service Joomla http://service-joomla.ru/plagini/item/19-allvideos.html 
Сётокан

Oдин из самых популярных стилей каратэ. Основателем стиля Сётокан является Гитин Фунакоси. 
Гитин Фунакоси 
Год рождения: 24 апреля 1868 
Место рождения: Ямагава, Окинава 
Место смерти :Токио, Япония в 26 апреля 1957 году 
Основатель стиля каратэ Сётокана - Гитин Фунакоcи изучал каратэ на Окинаве у Итоси и Хигаона. 
В 1922 году был приглашен из Окинавы в Японию для демонстрации техники каратэ (карате). Первоначальный стиль был сильно похож на окинавский. 
Наибольший вклад в самостоятельность стиля был сделан сыном Фунакоси - Гико Фунакоси, который привнес новые идеи и довольно сильно видоизменил технику. Стиль характерен своими устойчивыми стойками и мощными, энергичными движениями, очень динамичен. Хотя в сетокан большое внимание уделяется ката, необходимо отметить, что в этих ката многие движения (действия) имеют эстетическую цель, потеряв свое функциональное действие. 
Вообще, что касается современных ката (после 1927 г.), то с целью придания им эстетически красивых перемещений они утратили свое первоначальное значение. Те, кто хочет учить ката с целью самообороны, должны обраться к старым ката. 
Шотокан (Сетокан) в Японии получил распространение после войны. Наибольший вклад в распостранение стиля внесли старшие ученики Фунакоси - Накаяма, Обата и Егами. Они организовали японскую ассоциацию каратэ (JKA). 
После смерти Фунакоcи (1957 г.) многие инструктора вышли из ассоциации, образовав организацию Шотокан (сетокан). Они заявили, что спарринг и жесткие методы обучения противоречат моральным принципам Г. Фунакоcи. 
Японская ассоциация каратэ под руководством Накаямы подготовила группу профессиональных инструкторов, которые, начав обучение этого стиля в разных странах, способствовали его популярности. Деятельность ассоциации резко подняла технический уровень каратэ. 
Достаточно сказать, что когда Фунакоcи прибыл в Японию, он мог демонстрировать из ката только "кушанку" (канку-дай). Он не знал пять Хейан (Пинан) ката, т. к. его учитель Итоси создал их уже после его отъезда. Посетив Кодокан, Фукоcи был изумлен интенсивностью тренировок дзюдоистов. Ничего подобного он на Окинаве не видел! 

Кёкусинкай

Оснoватель Ояма Масутацу кореец по происхождению, родился в 1923 году. 
Этот стиль наиболее известен в мире. 
Он изучал китайские и корейские стили боевых единоборств перед тем, как уехал и Японию. Здесь он непродолжительное время занимался у Гитина Фунакоси и Годзю-рю у корейского инструктора Пейчи Со. 
Ояма был недоволен эффективностью боевых систем, которыми он занимался. Он удалился в горы, где сам интенсивно тренировался на протяжении полутора лет. 
Позже он совершил турне по США, где он проводил спарринг с боксерами, профессиональными борцами и просто уличными бойцами, не удовлетворяясь этим, он выступал в качестве своеобразного тореадора в бое с быками, убив троих и поломав рога остальным. Начал обучать каратэ в 1946 году, свою собственную систему создал в 1956 году. 
Кёкусинкай означает "предельно правдивый стиль". Упор делается больше на боевую эффективность, чем на оздоровительный аспект или развитие моральных качеств. 
Сперва Ойама включал ката из сетокана и годзю-рю. Но в 60-х - 70-х годах роль ката упала и техника, а также методы тренировок стали напоминать тайский бокс. Соревнуются по правилам, которые ввел Ойама: Удары кулаком в лицо не наносятся, в пах не наносятся, суставы не атакуются. 
Не все инструкторы согласились с Ойамой, с их точки зрения, стиль стал превращаться в тип "кикбоксинга". Сам же Ойама говорил о вырождении японских и окинавских стилей каратэ, называя их "каратэ-дансинг". 
В 50-х годах М.Ояма не раз бросал вызов на поединок ведущим инструкторам каратэ, правда, на вызов никто не осмеливался ответить. 
Тренировка по кёкусинкаю суровая и требует высокого уровня физической подготовки. Развитие боевого духа поощряется и часто экзаменуется. Один из наиболее суровых экзаменов называется "100 кумитэ", это означает, что надо провести 100 боев против большого круга соперников. 
Для кёкусинкая характерно структурное единство, редко когда группы инструкторов выходят из Федерации, образуя независимые клубы или ассоциации. 

Вадо-рю

Вадо-рю - "путь гармонии" - был основан Хиронори Отцукой , одним из старших учеников Фунакоси. 
Отцука (родился в 1892 г.) изучать боевые единоборства начал с детства. Он тренировался и Синто-Йосин-рю джиу-джитсу с 13 лет. 
Наряду с техникой броской и захватов, он изучал специальную систему атеми (удары руками и ногами по жизненно важным точкам тела). 
В 1921 году в возрасте 29 лет он стал главой этой школы. Когда Фунакоси в 1929 году начал обучение, Отцука стал одним из первых его учеников. Так как он был мастером уже я своем стиле, у него не заняло много времени изучить каратэ (карате). 
Отцука всегда проявлял интерес к кумитэ (спарринг), но не любил ката. Он был одним из тех мастеров боевого единоборства, которые и стоят у истоков современного спарринга. 
В 1934 г. он основал свой собственный стиль, где наряду с окинавским каратэ он использовал и свои познания в джиу джитсу. В его стиле используются болевые захваты за кисть руки, броски, техника ухода от ударов. 
Это был первый современный стиль каратэ. Стиль включает также девять боевых ката, но сердцем стиля является восемь предварительных методов спарринга. 
Стойки в вадо-рю выше, чем в шотокане (сетокане). Упор сделан не на устойчивость в стойке, а на мобильность в передвижениях. Вадо рю оказал большое влияние на технику ведения спарринга, особенно это касается употребления маваши-гери. 
В 1982 году Отзука умер. Вадо-рю сейчас организовано как сеть ассоциаций. Ката видоизменились в сторону шотокановской традиции. 

Сито-рю

Сито-рю основан Кенва Мабуни (1893 - 1956) и является сейчас одним из основных стилей, практикуемых в Японии. 
Мабуни изучал каратэ на Окинаве у Итоси и Хиагоны. Следуя примеру Фунакоси, он начал обучать каратэ в Японии в 1929 году. 
Свою школу открыл в 1934 г. в Осаке. 
Из всех японских и окинавских стилей последователи сито-рю изучают наибольшее количество ката, включая все ката Итоси и Хигасна, все ката Серин-рю, Шотокана и Годзю-рю, а также, которые создал Мабуни. Около пятидесяти ката! Базовая техника напоминает Шотокан. 
После смерти Мабуни школа распалась на независимые группы и ассоциации. 

Годзю-рю

Основатель Гитин Мияги (188cS-1963) изучал каратэ с 1902 года. В 1915 г. и 1917 г. посещал Китай. Начал преподавать каратэ в 1917 году в Наха (Окинава). 
В 1929 году Мияги решил назвать свой стиль Годзю-рю, что означает "твердый-мягкий". Атакующие движения называются го (твердый) и проводятся по прямой линии, в то время, как защитные движения дзю (мягкие) совершаются по окружности. Основные стопки: "Санчин" и "Некоаши". 
Годзю-рю не нацелена на соревновательную, спортивную сторону, но ее япоская разновидность Годзю-кай, которая восприняла многое от япоских стилей, нацелена на спарринг. 
Очень большое влияние уделяется физичсской подготовке, особенно развитию хвата кисти, т. к. стиль обладает большим набором техники бросков и захватов. Свободный спарринг разрешает атаки в пах и борьбу лежа. 
Из всех стилей Годзю-рю наименее затронут спортивным, соревновательным аспектом и поэтому не очень популярен в своем первоначальном, чистом виде. В США, например, много школ, базирующихся на Годзю-рю, но он сильно видоизменен в угоду спортивным соревнованиям. 

Сёрин-рю

Сёрин-рю - окинавский стиль, стойки более высокие, чем это свойственно японскому каратэ. Удары ногами наносятся не выше пояса, т.к. инструктора этой школы считают высокие удары опасными для атакующего из за потери устойчивости и риска получить удар в пах. Обязательное изучение боя с применением холодного оружия: сай, тонфа, нунчаками и т.д.

Исчин-рю

Основатель Тадзуо Симабуку (1905 - 1975) начал изучать каратэ в 1914 году. 

Свой стиль создал в 1954 году. Этот стиль создан на базе Серин-рю и Годзю-рю. Сперва он не нашел поклонников: но со временем американские солдаты и моряки, служившие на базе в Окинаве, из-за близости школы стали активно посещать тренировки. Последствием стало широкое распространение этого стиля в США. 

Исчин-рю использует типичные окинавские стойки, но в качестве основного удара кулаком использует "уракен", блокирует мускульной стороной предплечья. Поклонники этой школы утверждают, что это более эффективный способ атаки и защиты. Удары вообще-то наносятся ниже пояса, но тe школы в США, которые участвуют в соревнованиях, используют часто и удары ногами в голову. 

Уэси-рю

Основатель Кабун Уэси (1877 - 1945) изучал боевые стили в Китае в 1897 - 1910 годах у известного мастера Чоу Дзе-хо (1874 - 1926), который был знаменит как своей "железной ладонью", так и как мастер "тигриного стиля", а также как каллиграф, к которому обращались в важных случаях. 

После 13 лет обучения вернулся на Окинаву, женился и жил как фермер. Он не обучал никого каратэ. Только в 1924 году, переехав в Вакаяму, он начал обучать молодого окинавца. Позже количество учеников возросло. 

Его сын, Канн Уэсц, стал главой школы. Характерны сильные удары ногами; последователи этой школы например, наносят удары пальцами ног. В последнее время наблюдается уклон в сторону спарринговой техники. 

Традиционалисты считают участие в соревнованиях шагом назад, по их представлениям основа Уэши-рю - это совершенствование техники выполнения ката, т. к. Кабун Уэси неоднократно говорил: "Санчин - это все". 

Информация с сайта:http://www.husan.ru/karate_1.php

АЙКИДЗЮДЗЮЦУ

Дайто-рю айкидзюдзюцу Штаб-квартира 
Shimbukan Додзе 
Адрес: 3F, 2-10-15 Хигаси Yotsugi, Токио, 124-0031. 
Телефон: 03-3694-4500 
Факс: 03-3694-7492

 Дайто-рю Айкидзюдзюцу (AIKIJUJUTSU) – одна из древнейших школ Будзюцу, считается, что она была основана в 1087 году Ёшимицу Миномото (Yoshimitsu Minamoto1056-1127). Центральный храм рода Ёсимитсу назывался Дайто – «Великий Восток», в нём и проводились занятия по Айкидзюдзюцу, а так как в Японии было принято по имени того места, где занимались боевыми искусствами называть школу, то само собой сформировалось название Дайторю – «Школа Великого Востока». До Реставрации Мэйдзи искусство меча было более популярно, чем Дзюдзюцу, которое тогда только начинали практиковать. Исключение составляла только ошикиучи (oshikiuchi – о – правильный, шики – этикет, учи – внутри дома) – секретная техника – дворцовое искусство ведения боя в помещении, которая и легла в основу формирования техник Айкидзюдзюцу, дополненная приёмами владения мечом и соответствующей системой передвижений. Умение, пришедшее от работы с мечом, эффективно координировать работу тела, рук и ног, при этом определённым образом манипулировать запястьями и составляет основу техник Дайто-рю. Кроме того, значительное влияние на формирование общей концепции Дайто-рю оказала техника короткого меча (tanto). Атаки должны проводиться мгновенно. Все без исключения техники смертельны. И ни одна не дает противнику ни малейшей лазейки. В Дайто-рю, как только вы взяли контроль над врагом, его надо немедленно прикончить второй или даже третьей техникой. На протяжении столетий рукопашных схваток техника улучшалась и оттачивалась превосходно тренированными воинами. Техники тщательно хранились в тайне вплоть до конца девятнадцатого века, пока мастер Сокаку Такеда не познакомил с ними широкую общественность.

Айкизюдзюцу и сегодня отдаёт предпочтение духовному воспитанию студентов и судит об их прогрессе по изменению характера, уровня преданности, человечности, воле, способствуя, таким образом, процветанию Додзё, прогрессу студентов в освоении основных принципов, повышению уровня личного развития каждого. Всё это позволяет посвящать достойных студентов во внутренние секреты искусства.
Хотя техники могут казаться устарелыми для постороннего наблюдателя, но именно эти техники делают искусство вечным. Принципы никогда не даются студентам в чистой форме. Основной критерий постижения истины – практика. Длительная и кропотливая работа над каждой из техник и приводит вас к желаемому результату. Как во всех истинных будзюцу, в Дайто-рю нет быстрых путей к постижению.
В основе техник Айкидзюдзюцу лежит работа в трех плоскостях, что даёт вам возможность постоянно выводить противника из равновесия. В ходе освоения техники приходит понимание, что учёба кончается лишь со смертью. Только когда ученик приступает к реализации простоты, кажущейся непостижимой, прикладывает все возможные усилия, доказывает свою настойчивость и упорство – только тогда он заслуживает учения и право учить.

 

Эволюция Дайто-рю
Передавая свои знания последователям, Сокаку Такэда обучал их не просто стандартным формам Дайто-рю, но изменял техники и методы согласно возможностям и пожеланиям учеников. Каждое такое изменение легло в основу существующих ныне направлений Дайто-рю.

В настоящее время школа Дайто-рю Айки Дзюдзюцу получила развитие во всем мире. Наиболее весомый вклад в развитие традиции Дайто-рю внесли следующие мастера.

Кодо Хорикава (1894-1980)

Кодо Хорикава начал заниматься Дайто-рю в 1914 году у своего отца Тайсо Хорикава, одного из первых учеников Сокаку Такэда, затем продолжил тренировки у самого О-сэнсэя. В 1931 году Кодо получил ‘Кёдзю дайри’ (сертификат, дающий право преподавания), а полученный им диплом - ‘Хайдэн Оги Мокуроку’ позволил Кодо в 37 лет стать Сиханом в школе Дайто-рю. Всю свою жизнь Кодо прожил на Хоккайдо в районе Китами, где в 1950 году основал школу Кодокай Дайто-рю Айки Дзюдзюцу. В 1974 году он получил от ряда высокопоставленных чиновников Японии титул ‘Эисэй Мэйдзин’ - высшее признание заслуг в будо.

Такума Хиса (1895-1980)

В юности Такума был чемпионом университета по Сумо. Дайто-рю он начал изучать под руководством Морихэя Уэсиба. В 1936 году Такума стал учеником О-сэнсэя Сокаку Такэда, годом позже он получил от него ‘Кёдзю дайри’, а спустя еще два года О-сэнсэй выдал ему диплом ‘Мэнкё кайдэн’. Такума был главным учеником Сокаку в западной Японии. Полагают, что он единственный, кому были переданы техники Дайто-рю как для поединка без оружия, так и с оружием. Такума Хиса многие годы преподавал Дайто-рю в Осаке и ее окрестностях. В 1959 году он организовал клуб Кансай Айкидо, где учил своих последователей объединенной технике учителей Такэда и Уэсиба. В 1975 году им была основана организация Такумакай.

Юкиёси Сагава (1902-1998)

Один из первых учеников Сокаку Такэда. Он начал изучать Дайто-рю в детстве у своего отца Нэнокити Сагава, имевшего ‘Кёдзю дайри’, выданного учителем Сокаку. Юкиёси продолжал изучать Дайто-рю на протяжении многих лет, являясь ассистентом учителя, и в 1932 году также получил ‘Кёдзю дайри’. После смерти учителя Юкиёси Сагава ряд лет возглавлял школу Дайто-рю, пока Токимунэ Такэда не вернулся домой после Второй Мировой войны. Впоследствии он поселился в Кодайра, пригороде Токио и открыл там свой додзё, став основателем школы Сагава-ха Дайто-рю Айкибудзюцу. Юкиёси Сагава широко признан самым выдающимся представителем школы Дайто-рю второй половины двадцатого века.

В 1994 году, спустя год после смерти Сэнсэя Токимунэ Такэда, на встрече представителей основных направлений Дайто-рю, руководителем Хомбу был избран Сэнсэй Кацуюки Кондо.
Кацуюки Кондо

Кацуюки Кондо родился в 1945 г. в Кацусика - пригороде Токио, Дайто-рю начал изучать под руководством ученика Сокаку Такэда - Хозоно Тсунэдзиро. В 1966 г. стал учеником Котаро Ёсида, а спустя три года стал заниматься в додзё Дайтокан при Сэнсэе Токимунэ Такэда. В 1974 г. Кацуюки получает ‘Кёдзю дайри’ и в в 1988 г. - ‘Мэнкё кайдэн’ от Сэнсэя Токимунэ.

В 1995 году Сэнсэй Кондо официально признан хранителем традиции Дайто-рю Айки Дзюдзюцу.

Несмотря на различия в названиях техник и специфике их выполнения в современных школах, созданных учениками Сокаку Такэда - все они являются наследием почти тысячелетней истории и должны существовать во взаимном уважении.

 {youtube}a5PYpbi4HCg{/youtube}Service Joomla http://service-joomla.ru/plagini/item/19-allvideos.html

 

     Встреча Морихея Уесибы (основателя Айкидо) с Сокаку Такеда в Дайто-Рю была определяющей и открыла ему новый взгляд на Будо. Морихей Уесиба постигал различные тайные знания традиционных японских школ, но именно Айкидзюдзюцу послужило основой для создания нового искусства мира Морихея Уесибы, соответствующего современной эпохе - Айкидо, с которым он вышел за пределы будзюцу, устранил противопоставление сильного слабому, открыв дорогу развитию личности ежедневной и постоянной шлифовкой ума и тела.

       Айкидзюдзюцу и сегодня отдаёт предпочтение духовному воспитанию учеников и судит об их развитии по изменению характера, уровня преданности, человечности, порядочности, справедливости, воли, способствуя, таким образом, их прогрессу в освоении основных принципов, повышению уровня личного развития каждого. Всё это позволяет посвящать достойных учеников во внутренние секреты искусства.

       Хотя техники Дайто рю могут показаться устаревшими для постороннего наблюдателя, но именно эти техники делают искусство вечным. Изучение техник Айкидзюдзюцу способствует лучшему пониманию техник Айкидо. Принципы никогда не даются ученикам в чистой форме. Основной критерий постижения истины – практика. Длительная и кропотливая работа над каждой из техник и приводит к желаемому результату. Как во всех истинных будзюцу, в Дайто-рю нет быстрых путей к постижению.

       В ходе освоения техники приходит понимание, что учёба заканчивается лишь со смертью. Только когда ученик приступает к реализации простоты, кажущейся непостижимой, прикладывает все возможные усилия, доказывает свою настойчивость и упорство – только тогда он заслуживает учения и право учить.

 

Информация с сайта:http://aikido-piter.ru/ajkidzyudzyutsu